The need for safety in the aspect of psychosocial dissonance and facilitation of social interaction


Cite item

Abstract

The paper deals with five levels of motives (needs) of modern students according to the knownA. Maslow model of needs. The safety need psychology is shown to be connected with a psychosocial dissonance as overcoming the arising mental tension and the choice of the development route at the personality level and also with a facilitation of social interaction as influence of the strangers who do not participate in social interaction directly, and social environment influence on the development trajectory choice at the social level. Empirical data are obtained on the basis of a technique "Motivation of educational/professional activity" (V.V. Vasina,R.G. Khalitov). The comparative analysis of students’ safety need is carried out. Psychological interpretation of a low level indicator of safety need is given.

Full Text

Введение Потребность в безопасности является одной из важнейших потребностей в жиз- ни людей. В гуманитарных науках обычно либо рассматривают безопасность как проблему непосредственной защиты от конкретных угроз в конкретной ситуации, либо ограничиваются описанием, перечислением внешних психологических харак- теристик (поведение, проявление эмоций и т. д.), при этом не рассматривая психоло- гический механизм проблемы безопасности в целом, психологию потребности в безопасности, ее значимость в жизни людей, в структуре других потребностей. Ю.П. Зинченко, проведя анализ отечественной и зарубежной литературы, отмечает, что проблема психологии безопасности как самостоятельное научное направление и приоритетная научно-практическая задача целостно до сегодняшнего времени не рассматривалась [1]. Таким образом, потребности в безопасности, в том числе и фе- номен застенчивости [2], необходимо рассматривать как проблему целостно в струк- туре психики субъектов взаимодействия. Очевидно, потребность в безопасности возникает при социальном взаимодействии людей - как реальном, так и виртуальном. Основными психологическими механизмами социального взаимодействия яв- ляются, во-первых, психосоциальный диссонанс как несоответствие представлений субъекта взаимодействия нормам окружающей социальной среды и возникающая психическая напряженность, и, во-вторых, фасилитация социального взаимодейст- вия - влияние присутствия любого постороннего, непосредственно не участвующего в самом взаимодействии, социальный фон, социальное окружение, социальная среда [3-9]. Cтало быть, потребность в безопасности субъекта взаимодействия находится между единением с социальным окружением при реализации своего развития и соб- ственных устремлений и сохранением собственной уникальности, собственного жизненного пространства. Выживание - сохранение себя, своей персоны - самый нижний уровень потребностей в пирамиде А. Маслоу [10]. Уровень потребности в безопасности является поворотной точкой, точкой выбора значимости потребностей в развитии субъекта взаимодействия: либо персона остается в зоне гомеостаза, зоне комфорта (нижний уровень) и система (персоны) становится закрытой и постепенно угасает - это энтропийное развитие с точки зрения системного похода; либо персо- на, преодолевая страх, порог установленной безопасности (значимость потребности в развитии - верхний уровень - становится выше значимости потребности в безо- пасности - нижний уровень), устремляется в «неизвестное». Выбирая развитие, са- мореализацию, система становится открытой, с обменом информацией и энергией с внешней средой, - это негэнтропийный вариант развития. Особенный интерес вы- зывает потребность в безопасности нашей молодежи, будущего страны, особенно той ее части, которая стремится к образованию и самообразованию, т. е. студенче- ской молодежи. Таким образом, вырисовывается проблема: целостно не раскрыты психологиче- ские механизмы потребности в безопасности, не раскрыта значимость потребности в безопасности в структуре потребностей. Отсюда следуют цели исследования: 1) опи- сать психологический механизм потребности в безопасности; 2) определить значе- ние потребности в безопасности в структуре потребностей. Предмет исследования: потребность в безопасности. Задачи: 1) теоретическая: создать психологическую модель (механизм) потребности в безопасности; 2) эмпирическая: определить зна- чимость потребности в безопасности в структуре потребностей студентов. Нами выдвинуты следующие рабочие гипотезы. Потребность в безопасности возникает в социальном взаимодействии как при непосредственном контакте, так и опосредованно под влиянием (давлением) окружающей социальной среды: потребность в безопасности проявляется при психосоциальном диссонансе (ПСД) - выходе за границы норм представлений (зоны комфорта) и возникающем психическом напряжении; потребность в безопасности появляется при фасилитирующем воздействии (давлении) социального фона: наблюдателей (наблюдателя), которые непосредст- венно не участвуют во взаимодействии, их образов (представлений о них), их пат- тернов; значимость потребности в безопасности в структуре потребностей растет с возрастом: менее значима в молодости, когда идет познание нового, что связано с рисками, с нарабатыванием жизненного опыта, в том числе по безопасности; с годами потребность в безопасности возрастает - увеличивается негативный опыт, ос- торожность, уменьшаются возможности и силы противостоять рискам. Теоретическая и практическая значимость результатов исследования заключает- ся в том, что целостное описание психологии (модели психологического механизма) потребности в безопасности дает возможность дальнейшего более углубленного ре- шения как теоретических, так и конкретных практических задач. Обзор литературы Значительная часть работ по безопасности ограничивается описанием, при этом не рассматривается психологический механизм проблемы безопасности. Например, А.Г. Елагин в своей статье описывает потребность в безопасности и дает рекоменда- ции по ее контролю [11]. А.В. Мантикова описывает потребность в безопасности городских жителей Красноярского края в старшем подростковом возрасте как пред- ставителей русского и смешанного этносов [12]. Л.П. Кислякова описывает характе- ристики потребности личности в безопасности и ее обеспечение в образовании [13]. А коллектив авторов просто пересказывает модель А. Маслоу в применении к со- временному обществу [14]. В 2011 году в «Вестнике МГУ», серия «Психология» появился ряд статей, посвященных проблеме безопасности [15, 16]. Ю.П. Зинченко, проведя анализ отечественной и зарубежной литературы, отмечает, что проблема психологии безопасности как самостоятельное научное направление и приоритетная научно-практическая задача целостно до сегодняшнего времени не рассматривалась [1]. В следующей работе А.И. Донцов и Ю.П. Зинченко анализируют проблемы кор- поративной безопасности с точки зрения макропсихологии [17]. Ю.П. Зинченко в другой своей работе рассматривает методологические основы изучения психологии безопасности [18]. В нашем исследовании психологического механизма потребности в безопасно- сти значительное место занимают основные аспекты социального взаимодействия - психосоциальный диссонанс и фасилитация социального взаимодействия, которые являются ключевыми, и, соответственно, дальнейший обзор литературы связан с этими явлениями. Понятие и модель психосоциального диссонанса были предложены и разраба- тываются В.В. Васиной, Р.Г. Халитовым, И.М. Юсуповым [3-5]. Возникновение по- нятия явилось продолжением работы В.В. Васиной о диссинхронии одаренных [6, 7], обобщением и развитием понятия когнитивного диссонанса Л. Фестингера [8] для групповых субъектов взаимодействия и использованием вероятностной модели представлений субъектов взаимодействия: личностей, малых и больших социальных групп, обществ, сообществ. Социальная фасилитация впервые в конце XIX в. была зафиксирована в опытах Ш. Фере, французского физиолога, а затем описана подробно В. Меде, Ф. Олпортом, Н.Н. Ланге с В.М. Бехтеревым и др. [9]. В американском журнале Science 16 июля 1965 г. появилась статья «Социальная фасилитация» Роберта Зайонца, которая по- ложила начало целому направлению социально-психологических исследований. В ряде же случаев воображаемое или реальное присутствие других людей, которые в действия индивида не вмешиваются, ведет к ухудшению результатов деятельности. Данное явление получило название социальной ингибиции (подавления). Мы рассматриваем понятие фасилитации в континууме «улучшение - ухудшение», «фаси- литация - ингибиция» и определяем словом «фасилитация» весь континуум, имея в виду как улучшение, так и ухудшение социального взаимодействия. Поскольку сама оценка действия относительна (для одних что-то хорошо, для других это же может быть плохо), то и понятие нужно рассматривать в некотором «числовом» континуу- ме «хорошо - плохо», и оценку рассматривать как доминирование значений в неко- тором интервале этого континуума. Р.С. Димухаметова рассматривала феномен фасилитации при повышении квалифи- кации педагогов [9]. Е.Г. Врублевская, Л.И. Тимонина, В.Е. Сумина, М.Н. Смирнова, О.В. Пушкина [9] изучали педагогические условия развития у педагога способности к фасилитирующему общению в процессе его профессиональной деятельности, социаль- но-педагогическую фасилитацию учебной деятельности неуспевающих школьников- подростков, педагогическое взаимодействие как фактор фасилитации психофизической нагрузки на детей с ограниченными возможностями здоровья, образовательную среду школы как условие фасилитации профессионального самоопределения учащихся. Раз- витие фасилитации педагогов изучалось И.В. Жижиной, фасилитация личностной адап- тированности в период поздней взрослости средствами творческого самовыражения - А.А. Филозоп, фасилитация личностного роста младших подростков в процессе логоп- сихотерапии - А.Ю. Кругликовой [9]. Понятие фасилитации используется при преодо- лении трудностей в изучении иностранных языков и при посредническом урегулирова- нии конфликтов [9]. Понятие «фасилитация» стало популярным в последнее время в научной и околонаучной деятельности, особенно в коммерческой, и имеет довольно размытый характер вложенных в него смыслов. Нами предложена концепция фасилита- ции социального взаимодействия, обобщающая и структурирующая все существующие понятия [9]. Материалы и методы Теоретическое обоснование (разработка модели психологического механизма) опи- ралось на законы диалектики, онтологический, системный (синергетический), вероятно- стный подходы. Нами разработано понятие психосоциального диссонанса (в последую- щем изложении - ПСД), его модель и математическое описание, которое дает методику измерения, поскольку ПСД является функциональной переменной (зависит от несколь- ких переменных) и его нельзя измерить непосредственно [3-5]. При эмпирических ис- следованиях, подтверждающих теоретические положения, использовались тесты, оп- росники, анкеты. Разработана методика определения мотивации учебной/профессио- нальной деятельности (авторы - В.В. Васина, Р.Г. Халитов). Также в экспериментальной работе мы использовали методики определения локуса контроля (Дж. Роттер), стратегии поведения в конфликтных ситуациях (К. Томас) и эмоциональной направленности (Б.И. Додонов) [9]. Причина выбора этих методик заключается в том, что определенные ими характеристики можно рассматривать как универсальные компетенции, мотивато- ры на разных уровнях взаимодействия: непосредственное взаимодействие (сепарабель- ный, физический уровень); эмоциональная направленность (энергетический, эмоцио- нальный уровень); локус контроля (ментальный, понятийный уровень). Логика (этапы) исследования: выяснить психологический механизм потребности в безопасности, разработать методику определения потребности в безопасности и ее мес- та (значимости) в структуре безопасности человека, т. е. доказать рабочие гипотезы. Результаты исследования Теоретическая часть исследований заключалось в создании модели психоло- гического механизма потребности в безопасности, т. е. в доказательстве гипотез 1 и 2. Определим роль (значение) психосоциального диссонанса и фасилитации соци- ального взаимодействия в психологическом механизме потребности в безопасности. Когда представления субъектов достаточно разнятся, тогда возникает психиче- ское напряжение, «борьба», психосоциальный диссонанс (ПСД), который определя- ется нами как несоответствие представлений между субъектами взаимодействия (СВ). Субъектами взаимодействия могут быть: личность, малая и большая социаль- ные группы, общество, сообщество. Если одного из субъектов, например сообщест- во, принять за эталон (нормальные представления), тогда «психосоциальный диссо- нанс» - это несоответствие представлений субъекта взаимодействия представлениям о норме в сообществе и возникающее психическое напряжение, которое приводит к выбору развития: либо расширение своих представлений и выбор творческого раз- вития своей жизненной траектории, либо уход в зону своих неизменяющихся пред- ставлений (зону комфорта), застой, а в перспективе - стагнация в развитии, психоло- гические комплексы, психосоматические отклонения, вплоть до физических и пси- хических заболеваний. Граница, где возникает ПСД, ограничивает зону комфорта СВ, внутри которой безопасно и нет психического напряжения. При выходе из зоны комфорта возникает психосоциальный диссонанс, психическое напряжение, страх и потеря субъективной безопасности. Это один из механизмов потребности в безо- пасности - потребность в гомеостазе, устойчивости системы: себя (при персональ- ной идентификации) и социальной группы (при социальной идентификации). В этом выражается диалектическое единство противоположностей в континууме «опас- ность (страх) - безопасность», «развитие - застой», «неустойчивость и новые пути развития - устойчивость в «болоте быта». Граница между полюсами имеет размы- тый, вероятностный характер, и тогда можно говорить о доминирующем направле- нии развития. Другим ключевым психологическим механизмом потребности в безопасности является фасилитация социального взаимодействия. По нашему определению, «фа- силитация социального взаимодействия» - это элементарный акт фасилитации дея- тельности в целом, влияние присутствия наблюдателя, не участвующего непосредст- венно во взаимодействии, на социальное взаимодействие субъектов, непосредствен- но участвующих в нем. Расширяя понимание этого феномена, можно говорить, что фасилитаторами могут выступать не только реальные индивиды и социальные груп- пы, а также их образы - виртуальные субъекты взаимодействия, средства, отражаю- щие представления фасилитаторов, - плакаты, СМИ, Интернет и т. д., т. е. информа- ционное поле в целом [9]. Психосоциального диссонанса можно избежать, уходя от непосредственного взаимодействия хотя бы на время; от фасилитации никуда не де- нешься, и она оказывает неустранимое влияние на жизнедеятельность, на социаль- ное взаимодействие субъектов. Фасилитаторы направляют субъекты, указывают пути развития - например, реклама, информационные войны и т. д., которые якобы отражают представления социума. Фасилитация социальной среды формирует лич- ность. Соответственно, фасилитация социального взаимодействия влияет на потреб- ность в безопасности субъектов. Грамотный фасилитатор в тренинге создает психо- логические условия безопасности для развития участников тренинга, помогает им. Другой пример: в присутствии зрителей (фасилитатора) одни спортсмены показы- вают лучшие результаты, а другие - худшие (ингибиция - противоположность фаси- литации), хотя на тренировках (в отсутствие зрителей - фасилитатора) показывали гораздо лучший результат. Это связано со страхом (опасностью) показаться неудач- ником, проиграть, терпеть насмешки и т. д., а в первом случае - с безопасностью, возможностью чувствовать себя уверенно и расслабленно. Потребность в безопасности является частью мотива, важнейшей характеристикой психики человека в жизнедеятельности. Мотив выступает как проявление активности, вектор направленности движения субъекта взаимодействия. Т. к. потребность и мотив субъектов взаимодействия взаимосвязаны, то нет потребности - нет мотива. Например, известный психолог А. Маслоу вообще не разделял потребность и мотив [10]. Мы же разводим эти понятия и предлагаем свою модель (структуру) мотива: Потребности на четырех уровнях → мотиваторы → цели на четырех уровнях. Как видим из модели потребности (в том числе и потребности в безопасности), цели являются граничными условиями существования мотива (о четырех уровнях рас- скажем далее). Мотиваторами являются мотивы и компетенции свои и субъектов взаимодействия [10, с. 32]. А. Маслоу придавал большое значение безопасности, кото- рая может как сохранить жизнь личности, так и быть препятствием к ее развитию, по- знанию нового. Он выделял соответственно полюса: дефицитарная психология (Д-психология) и психология бытия (Б-психология); психология потребления, воспол- нения дефицита и психология развития, определения своего существования (рис. 1). Д-психология Личность Б-психология Усиление опасений Усиление привлекательности Безопасность Рост Минимизация привлекательности Минимизация опасений Рис. 1. Личность в диалектическом континууме дефицитарной психологии (Д-психологии) и психологии бытия (Б-психологии) А. Маслоу задает вопрос: как мы можем узнать о том, что чувство безопасности у личности развито в достаточной мере, чтобы она осмелилась выбрать движение вперед? Точка психосоциального диссонанса является точкой выбора, точкой бифурка- ции развития личности. При этом «человек, даже ребенок, должен выбирать сам. Никто не должен (и не может) выбирать за него слишком часто, потому что это дей- ствие ослабляет его, подрывает его доверие к себе и затрудняет развитие способно- сти получать собственное мнение о прожитом опыте, подавляет его собственные импульсы, суждения и чувства и затрудняет их дифференциацию от интериоризиро- ванных стандартов других…» [10, с. 53]. В цитатах А. Маслоу отражены явления и психосоциального диссонанса, и фасили- тации социального взаимодействия - влияния присутствия постороннего, пассивного, не участвующего непосредственно в самом социальном взаимодействии, поэтому мы обильно пользуемся цитированием основателя гуманистической психологии. «Оппозицией субъективному опыту (удовольствие, доверие себе) является пози- ция или мнение других людей (любовь, уважение, одобрение, поддержка, вознагра- ждение, доверие другим, а не себе). Пока другие являются настолько жизненно важ- ными для беспомощного младенца и ребенка, страх потерять их (как тех, кто дает защиту, пищу, любовь, уважение и т. п.) является первичной, самой страшной опас- ностью. Таким образом, ребенок, сталкиваясь с трудным выбором между собствен- ным переживанием удовольствия и опытом одобрения других людей, с большой ве- роятностью выберет одобрение других, и это подавит его удовольствие или заставит его вовсе исчезнуть, научит не замечать его или контролировать посредством воле- вых усилий… Как можно потерять себя? Предательство, неизвестное и невероятное, начинает- ся с нашей таинственной психической смерти в детстве, если (и когда) нас не люби- ли и мы исключили это чувство из наших спонтанных желаний. (Подумайте - что осталось?). Но подождите, жертва может оказаться большей - это великолепное двойное преступление, ведь он не принимает себя таким, какой он есть. О, они лю- бят его, но они хотят и ожидают видеть его другим и подталкивают его к этому. Зна- чит, он должен быть неприемлемым! Он приучает себя верить в это и, в конечном счете, даже берет это на вооружение. Он действительно позволил себе сдаться. И неважно, будет ли он повиноваться им, сопротивляться, поднимать мятеж или це- пляться за них, - его поведение, его поступки, вот что имеет значение. Центр притя- жения находится в «них», а не в нем, он даже может думать, что так и должно быть, что это естественно. И пока сохраняется такое положение вещей, все будет невиди- мым, автоматическим и анонимным! Это великолепный парадокс. Все выглядит нормально: нет преступления, нет трупа, нет вины. Мы видим, что солнце по-прежнему встает на востоке и садится на западе. Но что произошло? Он был отвергнут, причем не только ими, но и собой. (У него как бы нет самости). Что он потерял? Единственно важную и жизненную часть себя: его собственные да-переживания, которые так необходимы для роста, для укрепления системы. Но, увы, он не умер. «Жизнь» продолжается, и он должен су- ществовать. С того момента, как он предал себя, все, что он делает, он несознательно направляет на создание и укрепление псевдо-самости. Но для него это целесообраз- но - «самость» без желаний. Он будет любить (или бояться) тех, кого презирает, бу- дет сильным, где слаб, он будет совершать поступки (похожие на карикатуру) не для смеха или удовольствия, а для выживания, не просто потому, что ему хочется сде- лать это, а потому что он повинуется. Эта необходимость не есть жизнь. Его жизнь - это защитный механизм, работающий против смерти. С этого момента он попадает во власть компульсивных (бессознательных) потребностей или погружается в (бес- сознательные) конфликты, которые парализуют любые движения и каждый момент, взаимоуничтожающей его бытие, его целостность. И все это он считает нормальной личностью, и хочет походить на такой образец, и вести себя как он! Словом, я вижу, что мы становимся невротиками, когда ищем или защищаем псевдо-самость, систему самости. И мы являемся невротиками в той степени, в ко- торой мы потеряли самость» [10, с. 54]. Большой отрывок из книги А. Маслоу приведен затем, чтобы показать, насколь- ко важную роль играют в жизни человека чувства страха и безопасности, которые определяют границы субъектности. Таким образом, психологический механизм по- требности в безопасности можно описать при помощи моделей мотива, психосоци- ального диссонанса и фасилитации социального взаимодействия как при непосред- ственном участии во взаимодействии, так и при влиянии социального фона (присут- ствия посторонних, наблюдателей, не участвующих в самом взаимодействии). Нами предложена структура психосоциальных явлений, характеристик взаимо- действия и субъектов взаимодействия, которую можно представить как четырех- уровневую модель: - сепарабельный (разделенный), предметный, физический уровень: соматиче- ская составляющая субъекта; - энергетический, эмоциональный уровень: эмоциональная составляющая субъекта; - информационный, понятийный, категориальный уровень: ментальная, психо- логическая составляющая субъекта; - несепарабельный (неразделенный, холистический), трансцендентный уро- вень: экзистенциальная, миссийная составляющая субъекта. Любые психологические задачи можно рассматривать в ракурсе этих четырех уровней и фазового психологического пространства. Взаимодействие происходит на всех четырех уровнях одновременно, но в каждый данный момент доминирует ка- кой-то один уровень. Второй и первый уровни А. Маслоу - потребность в безопасности и физиологи- ческий - объединяются в первичные потребности. В случае нашей модели они отно- сятся к первому уровню, тогда четыре уровня А. Маслоу соответствуют четырем уровням нашей модели. Физиологические потребности соответствуют материально- му первому уровню; потребность принадлежности и любви соответствует второму - эмоциональному, энергетическому уровню; потребность в уважении и самоуваже- нии соответствует третьему понятийному уровню - признание обществом (большой социальной группой); потребность в самоактуализации соответственно относится к познанию собственной миссии существования во Вселенной. Таким образом, суще- ствует соответствие между уровнями потребностей А. Маслоу и предложенными нами уровнями структуры характеристик субъектов и их взаимодействий. Это было использовано в эмпирической части исследования. Таким образом, мы доказали первые две гипотезы: потребность в безопасности возникает в социальном взаимодействии как при непосредственном контакте, так и опосредованно под влиянием (давлением) окружающей социальной среды: потребность в безопасности проявляется при психосоциальном диссонансе (ПСД) - выходе за границы норм представлений (зоны комфорта) и возникающем психическом напряжении; потребность в безопасности появляется при фасилитирующем воздействии (давле- нии) социального фона: наблюдателей (наблюдателя), которые непосредственно не участ- вуют во взаимодействии, их образов (представлений о них), их паттернов. Эмпирическая часть исследований заключалась в выяснении структуры по- требности студентов и значимости потребности в безопасности в ней, взаимосвязи потребности в безопасности с психологическими характеристиками разных уровней. Для этой цели нами разработана методика определения мотивации учебной / профессиональной деятельности (авторы - В.В. Васина, Р.Г. Халитов). Также в экс- периментальной работе мы использовали методики определения локуса контроля (Дж. Роттер), стратегии поведения в конфликтных ситуациях (К. Томас) и эмоцио- нальной направленности (Б.И. Додонов). Причина выбора этих методик состоит в том, что определенные ими характеристики можно рассматривать как универсаль- ные компетенции, мотиваторы на разных уровнях взаимодействия: 1-й уровень - конфликтные ситуации как непосредственное взаимодействие; 2-й уровень - эмо- циональная направленность; 3-й уровень - локус контроля. Выборка составляла 200 человек - студентов дневного отделения Казанского медицинского колледжа (КМК) и Академии социального образования (Казанский социально-юридический институт) (АСО КСЮИ), слушателей курсов повышения квалификации КМК и студентов АСО КСЮИ заочного отделения. В табл. 1 приведены результаты исследования мотивации студентов для разных социальных групп. Обозначения в таблицах и рисунках: М - учебная мотивация по пяти уровням (по А. Маслоу); П - профессиональная мотивация; О - общая мотива- ция. Максимальное значение по шкале - 5 баллов, минимальное - 0 баллов. Средние значения и стандартные отклонения значений мотивов* Таблица 1 Моти- вы Выборка Студенты КМК «Переподготовка» КМК «Дневное» КСЮИ «Заочное» КСЮИ ср.зн. ст.от. ср.зн. ст.от. ср.зн. ст.от. ср.зн. ст.от. ср.зн. ст.от. Учебные M1 3,86 0,98 4,24 0,76 3,00 1,41 3,98 0,80 3,82 0,91 M2 3,08 0,85 3,39 0,65 3,11 1,21 3,12 0,80 2,86 0,81 M3 3,47 1,02 4,09 0,69 3,09 1,40 3,15 1,08 3,38 0,88 M4 3,54 0,87 4,11 0,47 3,07 1,30 3,11 0,99 3,56 0,63 M5 4,04 0,83 4,41 0,51 3,20 1,33 4,00 0,72 4,06 0,70 Профессиональные П1 3,95 0,87 4,11 0,67 3,41 1,27 4,24 0,72 3,86 0,84 П2 3,64 0,88 3,94 0,67 3,64 1,31 3,57 0,75 3,51 0,87 П3 3,67 0,83 4,07 0,61 3,48 1,24 3,58 0,76 3,54 0,78 П4 3,89 0,80 4,24 0,57 3,50 1,21 3,95 0,68 3,77 0,75 П5 4,18 0,76 4,36 0,53 3,57 1,14 4,31 0,69 4,18 0,70 Общие О1 3,91 0,85 4,18 0,60 3,20 1,26 4,14 0,67 3,84 0,81 О2 3,35 0,75 3,66 0,53 3,38 1,17 3,32 0,71 3,19 0,69 О3 3,58 0,82 4,10 0,57 3,28 1,19 3,37 0,84 3,46 0,68 О4 3,72 0,73 4,18 0,45 3,28 1,17 3,54 0,70 3,66 0,60 О5 4,10 0,72 4,39 0,41 3,39 1,21 4,11 0,62 4,12 0,62 *По шкале опросника «Методика определения мотивации учебной/профессиональной деятельности» (авторы - Васина В.В., Халитов Р.Г.) На рис. 2 приведена сравнительная диаграмма общей мотивации по пяти уров- ням для пяти исследованных социальных групп. Как видим из рисунка, мотив безопасности занимает по важности последнее место в жизни студентов. Если нет по- требности в безопасности, то нельзя и говорить, чтобы люди (молодежь) соблюдали безопасность на всех четырех уровнях: от собственной безопасности, безопасности малой группы (семьи, друзей, родственников, трудового коллектива и т. д.), безо- пасности большой социальной группы (людей института, предприятия, города, стра- ны) до безопасности Земли (человечества). Рис. 2. Средние значения общих мотивов по шкале опросника «Методика определения мотивации учебной/профессиональной деятельности» по пяти уровням Характерна ли эта тенденция только для современной молодежи? Как нам из- вестно из общения с ветеранами войны и из литературы, молодые люди середины прошлого века напрашивались на фронт в том числе и для того, чтобы получить ор- дена и медали, которыми можно было гордиться. Можно констатировать, что харак- терное для молодых отсутствие страха, т. е. потребности в безопасности, дает им возможность развиваться и овладевать новыми возможностями своего организма на всех четырех уровнях. Конечно, это характерно не для всех, мы говорим о домини- рующих средних значениях. Однако следует отметить социальную группу слушателей курса переподготовки КМК, у которых безопасность стоит на первом месте. Во-первых, это люди уже бо- лее зрелые, знающие, что такое безопасность. Во-вторых, в основном это слушатели из провинции, где труднее жить как в материальном смысле, так и в общественном, социальном. И, в-третьих, это медицинские сестры, которые в своей работе еже- дневно встречаются с неприятными, небезопасными сторонами нашей жизни. Таким образом, полученные данные подтверждают третью гипотезу: значимость потребности в безопасности в структуре потребностей растет с возрастом. Она менее выражена в молодости, когда идет познание нового, что связано с рисками, с нараба- тыванием жизненного опыта, в том числе по безопасности; с годами потребность в безопасности возрастает - увеличивается негативный опыт, осторожность, умень- шаются возможности и силы противостоять рискам. Мы провели также корреляционный анализ мотивов с остальными исследуемы- ми характеристиками. Результаты корреляционного анализа приведены в табл. 2 и 3. Критические значения коэффициента корреляции Пирсона для 200 респондентов - 0,14 при достоверности Р = 0,05 и 0,18 при Р = 0,01. Достоверные значения в табли- цах выделены жирным шрифтом. В табл. 2 приведены значения коэффициентов корреляции Пирсона между моти- вами и локусом контроля (экстернальностью), мотивами и стратегиями поведения в конфликтных ситуациях. Значения коэффициентов корреляции мотивов, локуса контроля (экстернальности) и стратегий поведения в конфликтных ситуациях Таблица 2 Мотивы Локус контроля Стратегии поведения Учебы Экстерналь- ность Противобор- ство Сотрудниче- ство Компро- мисс Избега- ние Уступ- ка M1 -0,01 0,11 -0,04 0,00 -0,18 0,08 M2 -0,06 -0,05 0,01 -0,06 -0,08 0,20 M3 -0,07 -0,08 -0,07 -0,09 -0,02 0,26 M4 -0,11 -0,07 0,01 -0,03 -0,09 0,20 M5 -0,26 -0,01 0,10 0,05 -0,14 0,05 Профессио- нальные Экстерналь- ность Противобор- ство Сотрудниче- ство Компро- мисс Избега- ние Уступ- ка П1 0,02 -0,03 0,01 0,03 -0,05 0,06 П2 -0,03 -0,21 0,02 -0,02 0,02 0,24 П3 -0,03 -0,18 0,03 0,00 -0,02 0,23 П4 -0,04 -0,06 0,10 0,00 -0,12 0,12 П5 -0,15 0,02 0,15 0,06 -0,20 0,01 Общие Экстерналь- ность Противобор- ство Сотрудниче- ство Компро- мисс Избега- ние Уступ- ка О1 0,01 0,06 -0,01 0,02 -0,15 0,08 О2 -0,05 -0,15 0,02 -0,04 -0,05 0,26 О3 -0,08 -0,16 -0,01 -0,05 -0,02 0,27 О4 -0,09 -0,08 0,07 -0,02 -0,12 0,18 О5 -0,23 0,00 0,12 0,09 -0,19 0,03 Шкалы в таблице: высокие значения - это экстернальность в континууме локуса контроля с противоположным полюсом интернальность (ответственность за свои по- ступки, за свою жизнь) - низкие значения; стратегии поведения в конфликтных ситуа- циях: противоборство, сотрудничество, компромисс, избегание, уступка. Как видим по первому столбцу цифр, экстернальность коррелирует с противоположным знаком с мо- тивом на пятом уровне: ответственность за свою жизнь взаимосвязана с потребностью и стремлением к самореализации, к нахождению своей миссии в жизни. Стратегия поведения «противоборство» коррелирует с обратным знаком с моти- вами на втором (безопасность) и третьем (принадлежность к группе) уровнях: моти- вам безопасности и принадлежности к группе не свойственна стратегия противобор- ства при разрешении конфликтных ситуаций. Сотрудничество взаимосвязано с са- мореализацией, что в принципе естественно. Компромисс как нейтральная позиция никак не взаимосвязан ни с одним из мотивов. Стратегия поведения избегания отри- цательно коррелирует с крайними мотивами: материальными (1-й уровень) и само- реализации (5-й уровень), т. е. при (для) реализации мотивов этих уровней свойст- венно отсутствие стратегии «избегание». Стратегия поведения «уступка» характерна для мотивов безопасности (2-й уровень), принадлежности к социальной группе (3-й уровень), признания (4-й уровень). Что естественно, уступка нужна, чтобы обеспе- чить себе безопасность, сжиться в малой социальной группе, получить признание в большой социальной группе. Таким образом, мотив безопасности студентов коррелирует со стратегией пове- дения «уступка», т. е. при реализации мотива безопасности происходит осмысленное поведение («уступка»), а не «бегство», как казалось бы. При «бегстве» теряется кон- троль над ситуацией, вызывающей опасность, поэтому опасность сохраняется и безопасность не ощущается. А при «уступке» человек остается внутри ситуации и контролирует его, поэтому ощущение безопасности более выражено. Еще одна кор- реляция мотива безопасности присутствует с обратным знаком со стратегией «про- тивоборство»: при противоборстве опасность остается и ощущение безопасности отсутствует всегда. Это очевидно логически, но не всегда воспринимается, «осозна- ется» эмоционально, образно подсознанием. Сознание (логика) говорит: не надо противоборства для сохранения безопасности, а подсознание поступает как всегда, предполагая, что противоборство и есть сохранение безопасности (лучшая защита - это нападение). И здесь возникает психосоциальный диссонанс, который и создает психическую напряженность и ощущение опасности. В табл. 3 приведены значения коэффициентов корреляции между мотивами и эмоциональной направленностью. Шкалы эмоциональной направленности в табли- це: альтруистическая, коммуникативная, глористическая, праксическая, пугниче- ская, романтическая, гностическая, эстетическая, гедонистическая, акизитивная. Все мотивы коррелируют с альтруистической, коммуникативной (кроме безо- пасности), праксической (кроме безопасности) направленностями эмоций студентов. То есть при мотивации любой жизнедеятельности студентов вызывают положитель- ные эмоции: забота и помощь другим субъектам взаимодействия в социальном ок- ружении; желание общаться, быть в окружении субъектов взаимодействия; желание что-либо делать своими руками, воплощать в практику, в том числе и социальную, при взаимодействии с окружающим социальным миром. Наблюдается абсолютное отсутствие корреляции мотивов с глористической и акизитивной эмоциональной направленностью студентов. То есть желание славы и власти, честолюбие, а также накопительство, скупердяйство при (для) мотивации любой жизнедеятельности сту- дентов не имеют никакого значения. Это связано, скорее всего, с тем, что молодежь (студенты) еще в своем большинстве не познали, не успели познать славы, власти и, тем более, накопительства. Романтическая и гностическая эмоциональная направ- ленность коррелирует с материальным (1-м) и трансцендентным (5-м) уровнями: удовлетворение потребностей и достижение целей на материальном и духовном уровнях вызывают положительные романтические («умиление цветочком») и гно- стические (любознательность, познание мира) эмоции. Пугническая эмоциональная направленность коррелирует с материальными мотивами: при реализации матери- альных потребностей и достижении целей эмоции страха вызывают стресс и выде- ление адреналина, сродни восторгу от экстремальных видов занятий. Мотив само- реализации - в противоположной корреляции с удовольствиями, наслаждениями, телесным комфортом (гедоническая направленность). Значения коэффициентов корреляции между мотивами и эмоциональной направленностью Таблица 3 Мотивы Эмоциональная направленность Альтруистическая Коммуникативная Глористическая Праксическая Пугническая Романтическая Гностическая Эстетическа Гедонистическая Акизитивная Учебные M1 0,14 0,21 0,1 0,1 0,14 0,19 0,13 0,06 0,01 0,09 M2 0,1 0,06 -0,01 0,02 0,12 0 0,05 -0,01 -0,05 0,12 M3 0,17 0,28 0,08 0,14 0,1 0 -0,01 0,1 0 0,02 M4 0,18 0,19 0,12 0,21 0,08 0,05 0,11 0,11 -0,05 -0,01 M5 0,14 0,14 0,11 0,21 0,1 0,21 0,27 0,1 -0,12 -0,04 Профессиональные П1 0,12 0,18 0,07 0,15 0,12 0,09 0,13 0,13 -0,02 0 П2 0,22 0,13 0,03 0,17 0,09 0,03 0,09 0,14 0,03 0,01 П3 0,15 0,17 0,02 0,14 0,09 -0,01 -0,01 0,08 0,02 0 П4 0,13 0,16 0,07 0,14 0,09 -0,01 0,07 0,02 -0,03 0,03 П5 0,1 0,05 0,04 0,09 0,09 0,13 0,21 0,08 -0,14 -0,12 Общие О1 0,16 0,24 0,12 0,15 0,15 0,18 0,16 0,12 0 0,06 О2 0,2 0,11 0,01 0,12 0,12 0,02 0,07 0,07 0 0,07 О3 0,19 0,28 0,05 0,17 0,12 0 0 0,12 0 0 О4 0,18 0,19 0,11 0,2 0,1 0,03 0,1 0,07 -0,04 0,02 О5 0,14 0,14 0,12 0,19 0,13 0,17 0,26 0,13 -0,12 -0,09 Таким образом, из табл. 3 видно, что мотив, потребность в безопасности корре- лирует с эмоциональными направленностями: альтруистической, праксической, эс- тетической. При возникновении потребности в безопасности и ее достижении вызы- вают положительные эмоции, а следовательно, заряжают энергией действия, связан- ные с заботой и помощью другим, с выполнением работ практического характера своими руками, с созерцанием красоты, умилением предметами, особенностями, от- личиями и т. д. Обсуждение и заключение Таким образом, теоретически проанализированы психологические основы по- требности в безопасности. Рассмотрены психологические механизмы потребности в безопасности в рамках гуманистической психологии А. Маслоу и авторских моделей мотива, психосоциального диссонанса, фасилитации социального взаимодействия. Показано, что потребность в безопасности возникает при психосоциальном диссо- нансе - несоответствии представлений своих и окружения и возникающем психиче- ским напряжении, когда субъект социального взаимодействия выходит за границы зоны своего комфорта, за границы социальных норм своих и социального окруже- ния. При этом психосоциальный диссонанс возникает в точке бифуркации траекто- рии развития и ставит субъекта перед выбором своего пути: либо глухая защита и уход в замкнутую свою «систему», либо через преодоление страха (потребность в безопасности) сотрудничество, обмен информацией (мнениями, представлениями) и энергией (эмоциями, ощущениями, восприятиями) с окружающим социальным миром, выход за свою «систему». Т. е. потребность в безопасности возникает при выходе из зоны комфорта при психосоциальном диссонансе и имеет диалектическую природу: сохраняет индивидуальность и личное пространство (персональная иден- тификация), но мешает развитию и познанию мира (единство мира, социальная идентификация). Другой психологический механизм потребности в безопасности - это фасилитация социального взаимодействия, когда влияние на взаимодействие оказывает некий «субъект» (социальное окружение, фон - человек, люди, образы, представления, плакаты, СМИ и т. д.), который непосредственно не участвует во взаимодействии. И это давление фасилитации также имеет диалектический, полюс- ный характер: улучшать социальное взаимодействие, сохраняя социум устойчивым (нормы), - фасилитация в смысле улучшения, либо замыкаться, зажиматься, пере- ставая развиваться и ухудшая социальное взаимодействие, - ингибиция. Таким обра- зом, потребность в безопасности возникает при непосредственном взаимодействии (психологически описывается понятием и моделью «психосоциальный диссонанс») или в присутствии социума, в окружении социального фона (психологически описы- вается понятием и моделью «фасилитация социального взаимодействия»). Получены эмпирические данные для определения структуры потребности сту- дентов на основе методики «Мотивация учебной / профессиональной деятельности» (В.В. Васина, Р.Г. Халитов). Проведен сравнительный анализ потребности в безо- пасности у молодежи (студентов), который показал самый низкий показатель моти- вации безопасности по сравнению с другими мотивами у молодежи (студентов). С другой стороны, студенты переподготовки (более взрослые), наоборот, имеют самый высокий показатель мотива безопасности. Приведена психологическая интерпрета- ция низкого показателя уровня потребности в безопасности. Показано, что молодым свойственно иметь низкий уровень безопасности, и это связано с их развитием, познанием нового, новых своих возможностей в реальном и действительном мирах субъектов взаимодействия. Ограничения в виде безопасности останавливают их развитие. Показана взаимосвязь мотивации безопасности с локу- сом контроля, стратегиями поведения в конфликтных ситуациях, эмоциональной направленностью молодежи (студентов). Потребность (мотив) в безопасности реали- зуется (достигается) при стратегии поведения «уступка» и отказе от стратегии пове- дения «противоборство» (не суди и не судим будешь). Возникновение потребности в безопасности и ее достижение вызывают положительные эмоции альтруистической, праксической, эстетической направленности (забота о других, необходимость быть нужным и восторг). Рассмотрены мотивы (потребности) современных студентов на пяти уровнях со- гласно известной модели потребностей А. Маслоу. Показано, что безопасность играет двоякую (диалектическую) роль в жизнедеятельности субъектов взаимодействия в со- циальной окружающей среде, особенно для молодежи. С одной стороны, безопасность создает гомеостаз (устойчивость) среды обитания молодежи - внешней и внутренней, реальной и виртуальной (действительной в терминологии философов). С другой сторо- ны, чрезмерное соблюдение гомеостаза, чрезмерное стремление к устойчивости не дает возможности выйти за границы устойчивости, образуя, создавая застойные явления в действительном мире субъекта социального взаимодействия. Таким образом, точка безопасности (психосоциального диссонанса) - это точка выбора траектории развития субъекта взаимодействия. Доказана гипотеза, что по- требность в безопасности возникает в социальном взаимодействии как при непо- средственном контакте, так и опосредовано под влиянием (давлением) окружающей социальной среды: потребность в безопасности проявляется при психосоциальном диссонансе (ПСД) - выходе за границы норм представлений (зоны комфорта) и возникающем психическом напряжении; потребность в безопасности появляется при фасилитирующем воздействии (давлении) социального фона: наблюдателей (наблюдателя), которые непосредст- венно не участвуют во взаимодействии, их образов (представлений о них), их пат- тернов; значимость потребности в безопасности в структуре потребностей растет с возрастом: она менее выражена в молодости, когда идет познание нового, что связа- но с рисками, с нарабатыванием жизненного опыта, в том числе по безопасности; с годами потребность в безопасности возрастает - увеличивается негативный опыт, осторожность, уменьшаются возможности и силы противостоять рискам. Перспективами исследования по данной проблематике являются будущие ис- следования психосоциального диссонанса и фасилитации социального взаимодейст- вия как междисциплинарные (разные области психологии, разные научные направ- ления) для дальнейшего обобщения, а также исследования конкретных субъектов взаимодействия в конкретных видах деятельности по потребности в безопасности и ее влиянию на социальное взаимодействие и деятельность субъектов.
×

About the authors

Veronika V. Vasina

Kazan (Volga region) Federal University

Email: virash1@mail.ru
Cand. Psych. Sci., Associate Professor of Pedagogy and Psychology of Defectological Education Department. 18, Kremlevskaya st., Kazan, Republic of Tatarstan, 420008, Russian Federation

References

  1. Зинченко Ю.П. Психология безопасности как социально-системное явление // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. - 2011. - № 4. - С. 4-11.
  2. Белоусова А.Б., Юсупов И.М. Диагностика застенчивости // Психологическая диагностика. - 2005. - № 2. - С. 45-57 [Электронный ресурс]. - URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=30077241 (дата обращения: 26.03.2019).
  3. Халитов Р.Г., Юсупов И.М. Нелинейная модель психосоциального диссонанса // Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина. Серия Психология. - 2008. - № 3. - С. 140-148.
  4. Васина В.В., Халитов Р.Г. Нелинейная модель психосоциального диссонанса как характеристика взаимодействия личности, социальных групп, общества // Городское здравоохранение. - 2009. - № 2. - С. 23-25.
  5. Халитов Р.Г. Особенности психосоциального диссонанса коммуникативно-волевых компонентов психики в половозрастных группах: автореф. дис. … к. псх. н.: 19.00.05 / Халитов Рашид Гусманович. - Казань, 2012. - 25 с.
  6. Васина В.В. Диссинхрония как частный случай психосоциального диссонанса (в аспекте фасилитации социального взаимодействия): Монография. - Казань: Печать-сервис XXI век, 2014. - 360 с.
  7. Васина В.В. Особенности коммуникативно-волевого компонента в структуре диссинхронии психического развития одаренных взрослых: автореф. дис… к. псх. н.: 19.00.13 / Васина Вероника Викторовна. - Казань, 2006. - 18 с.
  8. Трусов В.П. Социально-психологические исследования когнитивных процессов: по материалам зарубежных экспериментальных работ. - Л.: Изд-во Ленингр.ун-та, 1980. - 144 с.
  9. Васина В.В. Социализация субъектов через фасилитацию социального взаимодействия в инклюзивной практике // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия Акмеология образования. Психология развития. - 2017. - Т. 6, вып. 4 (24). - С. 300-306.
  10. Маслоу А. По направлению к психологии бытия / Пер. с англ. Е. Рачковой. - М.: ЭКСМО-Пресс, 2002. - 272 с.
  11. Елагин А.Г. Потребность человека быть в безопасности // Проблемы в российском законодательстве. - 2016. - № 3. - С. 11-13.
  12. Мантикова А.В. Потребность в безопасности городских жителей Красноярского края - представителей русского и смешанного этносов в старшем подростковом возрасте // Scientific e-journal «PEM: Psychology. Educology. Medicine». - 2014. - № 2. - С. 112-118 [Электронный ресурс]. - URL: https://vocabulary.ru/upload/000/u1/046/0746281d.pdf (дата обращения: 22.02.2019).
  13. Кислякова Л.П. Характеристика потребности личности в безопасности и ее обеспечение в образовании // Современные проблемы науки и образования. - 2015. - № 2-1 [Электронный ресурс]. - URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=20310 (дата обращения: 26.02.2019).
  14. Скачок В.Е., Кожекина И.Ю., Петровская Л.Ю. [и др.]. Место безопасности в жизни человека и общества и ее вес в системе потребностей // Молодой ученый. - 2018. - № 17. - С. 266-268 [Электронный ресурс]. - URL: https://moluch.ru/archive/203/49645/ (дата обращения: 26.09.2019).
  15. Донцов А.И., Зинченко Ю.П. Корпоративная безопасность в условиях глобализации // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. - 2011. - № 4. - С. 12-16.
  16. Зинченко Ю.П. Методологические основы психологии безопасности // Национальный психологический журнал. - 2011. - № 2 (6). - С. 11-14.

Copyright (c) 2020 Vasina V.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies