Event structure of problem situations


Cite item

Abstract

In the paper the notion of “situation” is analyzed in linguistic and psychological context. The review of approaches to the definition of situations is presented. Situation is defined as a complex of interconnected events taking place in exact place and time. The difference between situation and event is explained. The event structure of situation is suggested that includes number of its participants, their roles in the interaction in the situation. With the help of script description and frame analyses such situations as problem situations are described.

Full Text

На современном этапе развития науки понятие «ситуация» - одно из самых по- пулярных: оно используется в лингвистике, психологии, литературоведении, теории искусственного интеллекта, логике, когнитивистике и других отраслях науки. Сегодня все более очевидным становится то, что понять личность вне ситуации, в которой она находится, невозможно, так как между человеком и условиями его жизни существует прочная связь. В наиболее общем виде ситуация понимается как естественный сегмент социальной жизни, который определяется вовлеченными в нее людьми, сущностью деятельности, местом действия и т.д. Такое общее определение необходимо конкретизировать. Толкования этого понятия могут быть самыми раз- нообразными. В психологических исследованиях существуют три основных подхода к опреде- лению понятия «ситуация». Представители поведенческого подхода понимают ситуацию как набор стиму- лов, условий, обстоятельств, действующих извне и, независимо от индивида, оказы- вающих стимулирующее, обусловливающее и корректирующее воздействие на субъект, детерминирующих его активность и одновременно задающих простран- ственно-временные границы ее реализации [1, c. 14]. Стоит отметить, что при такой дефиниции слабо учитывается активность субъекта. Противоположную точку зрения высказывают представители психодинамиче- ской теории и теории черт. По их мнению, основные источники определения пове- дения содержатся в довольно стабильных и долговременных свойствах личности, которые, будучи унаследованными или приобретенными, являются каузальными структурами и определяют межситуационность поведения [2]. Популярным сегодня является интеракционистский подход в определении ситу- ации, в рамках которого внимание направлено не на отдельные элементы, такие как окружающая среда или личность, а на их взаимодействие. За основу представители этого подхода взяли идею К. Левина о детерминации поведения субъекта конкрет- ной целостностью, которая включает в себя как субъекта, так и его актуальное окружение в каждый момент времени, т.е. субъект и его окружение суть взаимоза- висимые переменные [3]. Того же мнения придерживаются многие отечественные исследователи. Так, по мнению А.В. Филиппова и С.В. Ковалева, «ситуация» опре- деляется как субъективная, личностно и деятельностно опосредуемая концептуали- зация объективных взаимодействий человека со средой его жизнедеятельности [1, c. 15]. По определению А.Ф. Бурлачука и Е.Ю. Коржовой, «ситуация» - это «система субъективных и объективных элементов, объединяющихся в деятельности субъек- та… К субъективным элементам относятся межличностные отношения, социально- психологический климат, групповые нормы, ценности, стереотипы сознания» [4, c. 8]. В рамках интеракционистского подхода выделяются объективная и субъективная ситуации в зависимости от преобладания роли личностных факторов или внешней обстановки: объективная ситуация - непосредственное социальное и физическое окруже- ние (среда), как «поток» физических и психологических состояний человека; субъективная ситуация - совокупность компонентов объективной ситуации, воспринятая человеком и воздействующая на его активные ориентации, получившая то или иное значение [4]. При этом параметрами объективной ситуации являются культурные особенно- сти, социальные, религиозные, экономические, интеллектуальные ценности, физиче- ские, биологические, географические и прочие характеристики. Субъективная ситу- ация формируется посредством придания личностной значимости объективной си- туации [2]. Таким образом, понятие «ситуация» проявляется при взаимодействии субъекта с окружающей действительностью и содержит три составляющих: самого субъекта, окружающую среду и взаимодействие между ними.[5] Концепт «ситуация» является одним из основных в структуре понятийного ап- парата психологической науки, и рассмотрение возможности использования его в общепсихологическом смысле становится все более обоснованным. По мнению А.В. Филиппова и С.В. Ковалева, «...одно из определений ситуации как молярного слож- но организованного субъективного образа объективной действительности позволяет говорить о ситуации как об элементарной единице психического» [1, с. 23]. Раскрыть истоки и сущность содержательного и структурного психологического анализа ситуации помогают лингвистические исследования. При этом применение термина ситуация в разных контекстах свидетельствует о том, что среди ученых нет однозначного мнения относительно того, что считать ситуацией. Этот термин упо- требляется лингвистами в разных значениях, относясь то к внеязыковой реальности, то к способам ее ментального отражения, то к семантике языка. В отечественных лингвистических трудах наиболее распространены определе- ния, предложенные представителями Московской семантической школы. Так, Ю.Д. Апресян определил ситуацию как «кусочек действительности, реальной или только мыслимой, в котором некие объекты (люди, предметы и т.п.) в какой-то мо- мент времени и в каком-то месте связаны друг с другом определенными отношения- ми. Этот термин является общим обозначением референтов предикатов» [6, с. 49]. И.А. Мельчук считал понятие «ситуация» формально неопределяемым, но допус- кающим пояснения: «Под ситуацией понимается определенное лексическое отражение (в данном языке) некоторого «куска» действительности» [7, с. 57]. По В.Г. Гаку, ситуа- ция - это «совокупность элементов, присутствующих в сознании говорящего об объек- тивной действительности в момент высказывания и обусловливающих в определенной мере отбор языковых элементов при формировании самого высказывания» [8, с. 251]. В его трактовке ситуация - скорее контекст использования высказывания, экстралингви- стическая информация, влияющая на построение высказывания. Из этой трактовки вы- текает, что ситуация есть не фрагмент объективной реальности, а феномен восприятия, некая абстракция; это спорное утверждение. Е.В. Падучева в работах по семантике высказывания практически отождествила понятия «ситуация» и «пропозиция». Под ситуацией она подразумевала «референт языкового выражения с пропозициональным значением» [9, с. 222-224]. В отличие от предыдущей, в данной дефиниции ситуация признаётся объективной реально- стью, но только такой, которая выражена пропозицией. Но, во-первых, не всякая си- туация выражается лишь одной пропозицией; во-вторых, ситуация может быть вы- ражена не пропозицией, а номинативной единицей (например, «праздник» или «за- седание кафедры»); в-третьих, некоторые пропозиции не соотносятся ни с какой си- туацией (например, пропозиция «Золото - это металл» не описывает никакой ситу- ации; она описывает факт, ситуацией не являющийся). По мнению В.С. Храковского, ситуация - это вырезанный и обработанный мыс- лью и языком фрагмент действительности, являющийся смысловой структурой предложения [10, с. 130]. Это определение имеет свои плюсы и минусы. С одной стороны, оно позволяет отнести понятие «ситуация» не только к объективному миру (трактуя ситуацию как фрагмент действительности), но и к мышлению (трактуя ее как отражение фрагмента действительности в сознании), и к языковой семантике (трактуя ее как смысловую структуру предложения) [11, с. 7]. Столь широкое толко- вание дает возможность использовать понятие «положение дел» как эквивалент по- нятия «ситуация». С другой стороны, ситуация может быть описана не только пред- ложением, но и сверхфразовым единством и даже целым текстом. Кроме того, даже если ситуация вообще не стала объектом осмысления и словесного выражения, она всё равно объективно остается ситуацией. Далее, не всякое предложение описывает ситуацию. Например, предложение «Ну и ну!» не описывает ситуацию, а выражает эмоцию. Поэтому данное определение в вышеуказанных отношениях представляется нам несостоятельным. Можно поменять местами definiens и definiendum: вырезанный и обработанный мыслью и языком фрагмент действительности, являющийся смыс- ловой структурой предложения, в некоторых случаях представляет собой ситуацию. В такой формулировке с данным утверждением можно согласиться, но оно не явля- ется определением ситуации. В рамках нашего исследования принято определение ситуации, предложенное В.М. Савицким: «Ситуация - комплекс взаимосвязанных событий, протекающих в определенном месте и времени» 12, с. 26. Следует отметить, что соотношение понятий «ситуация» и «событие» является неоднозначным. В психологических исследованиях события часто рассматривают как структур- ные компоненты ситуации. Так, Б.Ф. Ломов рассматривает ситуацию как систему событий, то есть как целое, между элементами которого существует определенная связь: «В качестве причин того или иного поведенческого акта выступает, как пра- вило, не отдельное событие, а система событий или ситуация» [13, c. 120]. А.В. Филиппов и С.В. Ковалев характеризуют ситуацию как сложную, многоплано- вую и многоуровневую психологическую структуру. При этом системообразующими факторами, приводящими к объединению условий и обстоятельств внешнего ми- ра в целостную системно организованную ситуацию, выступают объективные связи и отношения между элементами среды. Авторы выделяют три разновидности ситуа- ций в зависимости от соотношений между составляющими их элементами: ситуации-системы, в которых в большей степени представлены закономерные причинно- следственные связи в каждом из событий и между событиями; ситуации, образованные на основе отношений борьбы, противодействия в со- ставляющих их объектах; ситуации, образованные исключительно случайными связями между событи- ями, чаще всего являющимися производными от пространственно-временных их совпадений [1, c. 15]. В лингвистических исследованиях названные термины используются как сино- нимы, и ситуации и события не противопоставляются [14; 11]. Ими обозначают дей- ствия, состояния, свойства и т.п. процессуальные явления. Но всё это - не ситуации и не события, а их составные части (предикаты). Помимо них, события включают также актанты и сирконстанты (аргументы). Существует и такая интерпретация, в рамках которой событие представляет со- бой любые изменения состояния (в широком смысле), а ситуация понимается более широко - как всё, что может быть описано предложением [15]. Такого же разграни- чения ситуации и события придерживается Т.М. Николаева [16, с. 31-32], противо- поставляя события фактам и пропозициям. Ее мнение можно сравнить с мнением Ш. Балли: «Но то, что мы называем ситуацией, имеет более широкое значение: здесь налицо не только элементы, воспринимаемые чувствами в процессе речи, но и все известные собеседникам обстоятельства, которые могут послужить мотивом для их разговора» [17, с. 52]. В рамках нашего исследования события рассматриваются как составные ча- сти ситуации. В этом случае ситуация «стоит над событиями», объединяет множе- ство участников коммуникации, связывает речевое и неречевое, человека, средства и продукты производства. События не существуют вне ситуаций. Связь и структурная близость ситуаций и событий позволяет прилагать к поня- тию «событие» некоторые характеристики ситуации. Как в семантическом синтакси- се, так и в лексической семантике при анализе событий принимают во внимание: участников события, границы события, внутренние отношения между компонентами одного события, отношения между событиями. При этом для события важна темпоральная ограниченность. Так, по мнению А.Т. Ишмуратова, ситуация «складывается» из однородных или разнородных собы- тий, которые сходны обязательно только в одном - все они происходят в одно и то же время [18, с. 32]. В событии важно то, что оно началось в определенный момент и закончилось; мы можем говорить не только о том, что то или иное событие регуляр- но имеет место, но и о том, что оно состоялось. Если мы говорим о ситуации, то мы всегда находимся как бы «внутри» ситуации, в ее настоящем времени. Ситуация вы- ступает как комплекс взаимосвязанных событий, протекающих последовательно или параллельно в определенный период времени. Исходя из этого, ситуации можно разделить на две большие категории: статические, динамические. К статическим относятся постоянные (отношения и свойства) и непостоянные (состояния) ситуации. Статическая ситуация не ведет к изменению состояния или свойств участвующих в ней объектов на всем протяжении того временного интерва- ла, на котором она имеет место. Такая ситуация не меняется во времени, и для ее продолжения не требуется специальных усилий: ситуация длится, пока не произой- дет нечто вовне, что ее изменит. Динамические ситуации подразделяются на собы- тия, к которым, в свою очередь, относятся результаты и достижения, и процессы, которые могут быть гомогенными и негомогенными. Такие ситуации характеризу- ются наличием качественно различных временных фаз, в то время как статическая ситуация однородна. [9, с. 222-224]. Многие ситуации представляют собой совокупности физических и когнитивных событий. Например, акт предметно-практической деятельности включает не только физическое действие или систему действий, но и предшествующее ему «преддействие» - практическое рассуждение, включающее мотив, целеполагание, выработку плана и т.д., а также «последействие» - анализ и оценку хода и результатов деятельности. Рассуждение может осуществляться и по ходу действий. События в составе ситуации могут быть организованы в зависимости от следу- ющих видов связи: каузальной (причинно-следственной), симптоматической (событие и его проявление), связи по смежности в пространстве и времени, генетической (связи по происхождению), функциональной (связи по общности предназначения), связи части и целого, иерархической связи и др. Например: каузальная связь: умереть (событие-причина) - сыграть в ящик (событиеследствие) симптоматическая связь: to worry (волноваться) (событие внутреннего мира) - to get your panties in a bunch (сушить штаны на веревке) (внешнее проявление) связь по смежности: пить (событие) - промочить горло (смежное событие) и др. Дж. Барвайс и Дж. Перри характеризуют ситуации как «нечто основное и вездесущее» и отмечают, что «мы всегда находимся в тех или иных ситуациях… Познава- тельная деятельность выделяет в ситуациях категории объектов, имеющих атрибуты и находящихся в … своих локусах - связных областях пространства-времени. Чело- веческие языки отражают и усиливают эту познавательную деятельность, давая нам возможность передачи информации о ситуациях - как о тех, в которых находимся мы сами, так и об удаленных от нас в пространстве и времени». Согласно их кон- цепции, ситуация характеризуется локусом и типом, который «говорит, какие объек- ты в каких отношениях находятся в данном локусе» 19, с. 264-265. Процитированные авторы выделяют в ситуации следующие компоненты: мно- жество объектов, множество действий, множество свойств и состояний, множество отношений между объектами, множество локусов (хронотопических характеристик) объектов. Ситуация может быть представлена как тотальный ряд событий, каждое из которых характеризуется собственным локусом; в этом ряду может быть выделен актуальный ряд событий, значимый для наблюдателя в том ли ином аспекте. К числу основных содержательно релевантных признаков ситуаций многими ис- следователями относится состав их участников (актантов) и их роли в том взаимодействии, которое связывает их в данной ситуации (см. например, работы Н.Д. Арутюновой [11], Ю.Д. Апресяна [6], В.Г. Гака [14; 8], В.С. Храковского [10] и др.) Термин участник ситуации означает «объекты (материальные и идеальные), непо- средственно взаимодействующие в ситуации или выступающие в качестве носителя признака или состояния» [20, c. 223]. Термины, обозначающие обязательных участников ситуации, называются аргументами этого предиката, или его актантами. Единственный участник ситуации всегда представляет носителя качества, свойства или состояния. Субъект, действующий в ситуации, представлен не только своей активностью, когда он сам выбирает ситуацию, избегает или преобразует ее, но и системой своих знаний, навыков, способностей, профессиональных интересов, мотивов, ценностных ориента- ций, целей и т.д. То есть субъект в ситуации характеризуется: своими внутренними побуждениями; индивидуально-психологическими и личностными свойствами; деятельностными характеристиками [1]. Функции же участников ситуации в том случае, когда их два или более, «опреде- ляются типом отношений, которые фиксируют между ними говорящий в своем выска- зывании» [20, c. 223]. Например, в предложениях «Мы в комнате» и «Мы убираем ком- нату» два участника ситуации, но отношения между ними разные. В первом предложе- нии «Мы» обозначает группу лиц, находящихся где-то, второй аргумент - сирконстант «в комнате» - пространство, в котором локализуется субъект. Во втором предложении «Мы» обозначает группу активных деятелей, совершающих полезную работу, «комна- та» - объект воздействия. Общая картина ситуации складывается из определенного набора компонентов смысла - семантических составляющих каждая из которых соот- ветствует некоторому релевантному для данной ситуации признаку. При семантическом представлении сложных ситуаций участник может выпол- нять более одной роли либо менять свою роль по ходу развертывания событий. По- этому в нашей модели различаются понятия актанта (участника события) и его со- бытийной роли (функции). Например, в ситуации, описываемой английским фразео- логизмом to hoe each other’s row (оказывать взаимные услуги), каждый из его участ- ников выступает в двух ролях: оказывающего и принимающего услугу. В ситуации, описываемой образной основой английского фразеологизма to rob Peter to pay Paul (взять у одного, чтобы отдать другому) (ср. рус. Тришкин кафтан), подразумевается, что один и тот же участник вначале пребывает в роли должника (по отношению к Павлу), затем в роли грабителя (по отношению к Петру) и, наконец, в роли платель- щика (по отношению к Павлу); Петр сменяет роль владельца на роль жертвы, а Па- вел - роль кредитора на роль владельца. Разграничение понятий актанта и роли необходимо для того, чтобы правильно обозначить участников и правильно припи- сать каждому из них спектр ролей. В трудах по ситуационной семантике (У.Л. Чейф [21], Р. Шенк [22], Ч. Филлмор [23] и др.) помимо актантов в структуру ситуации может входить локус (хронотоп), который подразделяется на сирконстанты - пространственный (позиция актанта / место развертывания ситуации) и временной (момент / период протекания события или ряда событий). По мнению В.Г. Гака, ситуация образуется в результате ко- ординации материальных объектов и их состояний. Существует две общих формы такой координации: пространство и время. [14] По мнению А.Т. Ишмуратова [18], для выражения ситуаций необходимо иметь описание «отрезков времени» - интервалов, абстрактных длительностей - «абсолютный фон» ситуаций, указание на то, когда они происходят. Помимо различий, касающихся количества и способа заполнения аргументных мест, предикаты различаются и по типу связи обозначаемых ими ситуаций с осью времени. Поскольку ситуация всегда имеет место в какой-то точке (точках) про- странственно-временнóго континуума, время является обязательным элементом пропозиционального содержания ситуации. Оно не входит собственно в предикатно- аргументную структуру, а рассматривается как семантический оператор, относя- щийся к этой структуре в целом. Удобным инструментом для осуществления задачи структурирования ситуации является фрейм. Разновидность фреймов, использованных нами в процессе анализа ситуаций, называется сценариями. В случае, когда необходимо структурировать ди- намическую ситуацию, принято говорить о фрейме-сценарии (скрипте). Это дина- мическая структура, в которой элементы сканируются, «пробегаются» мысленным взором в определенной последовательности (Шенк [22], Абельсон [24], Минский [25], Дейк [26]). Сценарии характеризуются тем, что они описывают не предметы и не статичные положения дел, а развертывающиеся во времени события, которые, образуя последовательность (в терминологии Дж. Барвайса и Дж. Перри [19] - курс событий), складываются в ситуации. На основе методики сценарного описания можно охарактеризовать структуру различных классов ситуаций. Для примера приведем характеристику проблемных ситуаций [27]. Деятельность имеет направленность на реализацию намерения субъекта. Если субъект заранее располагает полной схемой (планом) действий, нужных для дости- жения цели в данном виде ситуаций, то такая ситуация не является проблемной. Проблемная ситуация возникает, если в ней имеется элемент, не позволяющий при- менить ни одну из известных схем поведения. Он называется препятствием и обо- значается оператором ПРЕПЯТСТВУЕТ. Проблема определяется как целеустремленное состояние, которым не удовлетворен целеустремленный индивид, и в котором он испытывает сомнения относительно того, какой из доступных способов действия изменит состояние на удовлетворительное [27]). Решение проблемы - это выработка и осуществление плана действий, ведущих к дости- жению цели. Поэтому это в определенной мере творческая (продуктивная) деятель- ность, в отличие от беспроблемной (репродуктивной) деятельности. Встреча с препятствием вызывает определенного рода эмоции и волевые состо- яния: гнев, решимость, огорчение и т. д. Некоторые личностные свойства (мужество, легкомыслие, нерешительность, робость и т.д.) определяются способом реагирова- ния на проблемную ситуацию. Это может быть выражено формально, например: РЕШИТЕЛЕН х = ЕСЛИ (ХОЧЕТ х(ИМЕЕТ х, v)) И ЕСЛИ (ПРЕПЯТСТВУЕТ В (ИМЕЕТ х, v)) ТО (СКЛОНЕН х (НАМЕРЕН х (УНИЧТОЖАЕТ х, В))). Действиям, направленным на преодоление препятствия, предшествует практи- ческое рассуждение, включающее анализ ситуации, выбор стратегии деятельности и выработку плана. В ходе такого рассуждения субъект, как правило, оценивает и ана- лизирует следующие параметры: установление размера ценности; установление размера затрат; определение коэффициента риска; сопоставление ценности и ущерба; выбор стратегии деятельности; прогноз эффективности метода; выбор тактики; анализ следствия; оценка эффективности совершённого действия. Анализ ситуации может проводиться и сторонним наблюдателем. Элементы этого рассуждения отражаются в семантике следующих фразеологизмов: «Игра стоит свеч» - сопоставление размеров ценности и затрат; «За двумя зайцами погонишься» - предсказание неудачи из-за неправильно вы- бранной стратегии деятельности «Носить воду в решете» - предостережение против использования неверно вы- бранного орудия. Решение проблемы требует наличия интеллекта - способности создавать алго- ритмы решения проблем. Применяя интеллект, субъект вырабатывает план устране- ния препятствия на пути к цели. Всё это можно описать формальным способом с ис- пользованием метаязыка: ФРЕЙМ-СЦЕНАРИЙ «ПРОБЛЕМНАЯ СИТУАЦИЯ» ИСХОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДЕЛ: ЕСЛИ (P) ТО НЕВОЗМОЖНО (ИМЕЕТ х, v) В МОМЕНТ t0. (P) В МОМЕНТ t0. ЖЕЛАНИЕ х: (ХОЧЕТ х (ИМЕЕТ х, v)) В МОМЕНТ t1. ДЕЙСТВИЕ х: (КАУЗИРУЕТ х (НЕ P)) В МОМЕНТ t2. ПРОГНОЗ СЛЕДСТВИЯ: ВОЗМОЖНО (ИМЕЕТ х, v) В МОМЕНТ t3. Решая проблему, субъект нередко вынужден действовать в условиях неопреде- ленности. Принятие решения о вступлении в проблемную ситуацию и выработка плана решения проблемы осуществляются с учетом ряда параметров - коэффициента риска, размера ценности, величины и вероятности ущерба. В этом состоит решение проблемы и выход из проблемной ситуации.
×

About the authors

Viсtoria V. Dobrova

Samara State Technical University

Email: victoria_dob@mail.ru
Candidate of Psychology, assistant professor, head of the department of Foreign Languages 443100, Samara, 244 Molodogvardeyskaya Str

Helen V. Butina

ANO CG "Planet of Childhood "Lada" c/g № 102 "Merry Bells"

Email: metod 102@pdlada.ru
music teacher of the highest category Town of Togliatty, 36 Stepana Razina Str

References

  1. Филиппов, А.В. Ситуация как элемент психологического тезауруса / А.В. Филиппов, С.В. Ковалев // Психологический журнал. - 1986. - № 1. - С. 14-21.
  2. Психология социальных ситуаций / сост. и общая ред. Н.В. Гришиной. - СПб.: Питер, 2001. - 416 с.
  3. Гештальт-психология и социально-когнитивная теория личности / К. Левин, А. Бандура.- СПб: Прайм-Еврознак, 2007. - 125 с.
  4. Бурлачук, А.Ф. Психология жизненных ситуаций / А.Ф. Бурлачук, Е.Ю. Коржова. - М.: Российское педагогическое агентство, 1998. - 263 с.
  5. Попова, Р.Р. Проблема определения понятия событие в психологии / Р.Р. Попова // Вестник ТГГПУ. - 2011. - № 3 (25). - С. 287-293.
  6. Апресян, Ю.Д. Избранные труды. Том 2 / Ю.Д. Апресян. - М.: Изд-во РАН, 1995. - 767 с.
  7. Мельчук, И.А. Опыт теории лингвистических моделей «Смысл - текст» / И.А. Мельчук. - М.: Изд-во МГУ, 1974. - 314 с.
  8. Гак, В.Г. Языковые преобразования / В.Г. Гак. - М., 1998. - 768 с.
  9. Падучева, Е.В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью / Е.В. Падучева. - М., 2004. - 272 с.
  10. Храковский, В.С. Условные конструкции: взаимодействие кондициональных и темпоральных значений / В.С. Храковский // Вопросы языкознания. - 1994. - № 6.- С. 129-139.
  11. Арутюнова, Н.Д. Язык и мир человека / Н.Д. Арутюнова. - М.: Школа «Языки русской культуры», 1999. - 896 с.
  12. Савицкий, В.М. Порождение речи: дискурсивный подход / В.М. Савицкий. - Самара: ПГСГА, 2013. - 226 с.
  13. Ломов, Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии / Б.Ф. Ломов. - М.: Наука, 1984. - 444 с.
  14. Гак, В.Г. Высказывание и ситуация / В.Г. Гак // Проблемы структурной лингвистики. - М., 1972. - С.373-391.
  15. Демьянков, В.З. «Событие» в семантике, прагматике и координаты интерпретации текста / В.З. Демьянков // Изв. АН СССР. Серия литературы и языка. - 1983. - № 4. - С. 320-329.
  16. Николаева, Т.М. Функции частиц в высказывании: На материале славянских языков / Т.М. Николаева. - М., 1985. - 170 с.
  17. Балли, Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка / Ш. Балли. - М., 1955. - 416 с.
  18. Ишмуратов, А.Т. Логический анализ практически рассуждений / А.Т. Ишмуратов. - Киев: Наукова думка, 1987. - 137 с.
  19. Барвайс, Дж., Ситуации и установки. Пер.с англ. / Дж. Барвайс, Дж.Перри // Философия. Логика. Язык: сб. науч. тр. - М.: Прогресс, 1987. - С. 264-292.
  20. Кобозева, И.М. Лингвистическая семантика / И.М. Кобозева. - М., 2000. - 352 с.
  21. Chafe, W. Some Thoughts on Schemata / W. Chafe // Theoretical Issues in Natural Language Processing. - Cambridge (Mass.): MIT Press, 1975. - P. 89-91.
  22. Shank, R. Scripts, Plans and Knowledge / R. Shank, R. Abelson // Advance Papers of the Fourth International Joint Conference on Artificicial Intelligence. - 1975. - № 2. - P. 151-157.
  23. Fillmore, Ch.J. The Case for Case / Ch.J. Fillmore // Universals in Linguistic Theory / E. Bach, R. Harms (eds). - N.Y.: Rinehart and Winston Publishers, 1968. - P. 1-88.
  24. Abelson, R.P. Scripts, Plans, Goals and Understanding: an Inquiry into Human Knowledge Structures / R.P. Abelson, R. Schank. - N.Y.: Hillsdale, 1977. - 248 р.
  25. Минский, М. Фреймы для представления знаний / М. Минский. - М.: Энергия, 1978. - 152 с.
  26. Dijk, T.A., van. Some Aspects of Text Grammars. A Study in Theoretical Linguistucs and Poetics / T.A. van Dijk. - The Hague, Paris: Mouton, 1972. - 375 р.
  27. Доброва, В.В. Структура языкового значения: метод формализованного описания /В.В. Доброва. - Самара: СамГТУ, 2016. - 320 с.

Copyright (c) 2018 Dobrova V.V., Butina H.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies