The impact of vocational training or retraining on professional activities of older people


Cite item

Abstract

According to statistics, the number of people aged 60+ worldwide will double by 2050. In Russia, in connection with the change in federal legislation, the problem of the labor activity of older people is being updated. According to these data, governments of different countries are taking more and more measures to ensure the employment of older people. Lifelong learning provides an opportunity for older people to work especially in the workplace, where labor requirements and competencies are constantly changing. The purpose of this study is a theoretical analysis of the impact of vocational training and retraining on the work of older people. During the survey of respondents, three main types of barriers to participation in vocational training were identified: situational, institutional, and dispositional. During the investigation, a complex analysis was used, which includes the socio-demographic, socio-gerontological, statistical-economic, sociological, socio-psychological approaches, as well as sociological methods including the method of observation and conversation for obtaining, processing and interpreting information were used. The results indicate that vocational training and retraining of older people is an important factor in their participation in work. The low coverage of older people with vocational education and retraining programs can be overcome by popularizing vocational education as a tool for developing a career, preventing a career decline, and adapting older people to the labor market.

Full Text

Введение Президент Российской Федерации В.В. Путин подписал 03.10.2018 Феде- ральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий». Данный закон предусматривает поэтапное увеличение пенсионного возраста до 65 и 60 лет (мужчины и женщины соответственно). По прогнозам ООН доля граждан в возрасте 60 лет и более увеличится: - в мире - с 12,3 % в 2015 г. до 14,9 % в 2025 г. и 21,5 % в 2050 г.; - в Европе - с 23,5 % в 2015 г. до 28 % в 2025 г. и 34,2 % в 2050 г.; - в России - с 20 % в 2015 г. до 23,9 % в 2025 г. и 28,8 % в 2050 г. [7]. Согласно Всемирной организации здравоохранения, пожилой возраст - это от 60 до 74 лет. Организация Объединенных Наций относит к пожилым людям категорию старше 60 лет. В ходе исследования рассматривается заня- тость именно пожилых людей в возрасте 60+, которые сохранили трудовой потенциал и имеют мотивацию к его использованию. В соответствии с демографической ситуацией необходимо решать новые задачи и достигать целей, направленных на создание условий трудовой дея- тельности пожилых людей. В связи с этим актуализируется проблема органи- зации непрерывного образования человека в течение всей жизни. В законе «Об образовании в Российской Федерации» было закреплено понятие непрерывного образования, которое обеспечивает возможность реа- лизации права на образование в течение всей жизни [12]. При этом система непрерывного образования в России только начинает развиваться. Рассматривая профессиональное, дополнительное профессиональное обра- зование в целях продолжения трудовой деятельности пожилых людей, следует отметить, что оно должно быть в первую очередь адаптировано к их потребно- стям, а также потребностям работодателей и вакансиям, существующим на рын- ке труда. При этом необходимо определить формы труда и стратегии содействия занятости в современных социально-экономических условиях. Однако в настоящее время такой подход не всегда реализуется, требуются знания всей совокупности социальных, экономических и демографических особенностей изменения трудового потенциала общества, необходимые для рационального управления трудовыми ресурсами в современных условиях. Цель данного исследования - теоретический анализ влияния профессиональ- ной подготовки и переподготовки на трудовую деятельность пожилых людей. Для этого предстоит решить следующие задачи: выявить потребности пожилых людей в трудовой деятельности; определить степень влияния профессиональной подготовки и перепод- готовки на трудовую деятельность пожилых людей; выявить механизмы содействия продлению трудовой деятельности по- жилых людей. Достижение поставленной цели будет способствовать модернизации до- полнительного профессионального образования в вопросах продления трудо- вой деятельности пожилых людей. Обзор литературы Участие пожилых людей в трудовой деятельности рассматривается в ра- ботах как отечественных, так и зарубежных ученых в связи с демографиче- ским старением населения, дефицитом трудовых ресурсов, низким уровнем пенсионного обеспечения в некоторых странах. Продолжительность трудовой деятельности и жизни рассматривалась в различные исторические периоды в работах российских ученых С.А. Новосельского, В.В. Паевского, И.П. Куркина, В.С. Лукьянова, А.Н. Рубакина. В середине ХХ века в СССР был организован Институт ге- ронтологии, где изучали вопросы трудового участия пожилых людей. В своих работах И.В. Калинюка, В.В. Никитенко, H.H. Сачук рассматри- вали вопросы профессиональной работоспособности, возрастной эргономики пожилых работников физического и умственного труда отдельных отраслей производства. А.Г. Соловьева, В.Д. Шапиро исследовали мотивы продолжения и пре- кращения трудовой деятельности пожилого человека. В конце ХХ века в связи с изменением социально-экономической ситуа- цией в стране и резким возрастанием численности пожилых людей на рынке труда были проведены социологические исследования, касающиеся трудовой деятельности пожилых людей. Данные этих исследований позволили обосно- вать необходимость применения труда пожилых людей в производстве, вы- явить основные факторы продолжения и прекращения работы, повышения трудовой активности пожилых людей, обосновать ее социально- экономическую эффективность [10]. В настоящее время в связи с изменением федерального законодательства в России возрастает интерес к проблеме участия в трудовой деятельности пожилых людей и их обучения. Следует отметить, что не все данные проводимых социологических ис- следований получают освещение, что затрудняет сравнительный анализ по изучаемой проблеме. В «Государственном докладе о положении граждан старшего поколения в РФ» говорится, что во многих регионах страны прово- дились социологические исследования среди пожилых людей и полученные результаты использовались для определения региональной социальной поли- тики, но результаты этих исследования не были опубликованы. Таким образом, в новых социально-экономических реалиях современного российского общества проблемы участия пожилых людей в трудовой дея- тельности исследованы недостаточно. Сложность получения статистических данных не позволяет полно проанализировать ситуацию и сформулировать выводы в сфере труда и обучения пожилых людей. Отсутствуют исследова- ния, посвященные непрерывному образованию пожилых людей с целью со- хранения их трудового капитала. Все это требует изучения и исследования. Большой вклад в развитие теорий геронтосоциологии внесли и зарубеж- ные ученые. В настоящее время они изучают вопросы социально- экономического положения пожилых людей, влияния демографического ста- рения на трудовые отношения. Образование пожилых людей как инвестиции в человеческий капитал рассматривал Бекер. Согласно его работам ожидается увеличение участия пожилых людей на рынке труда. Однако это может быть компенсировано возрастной дискриминацией, т. е. нежеланием работодателей нанимать пожи- лых работников. Согласно исследованиям Ларсена и Розенстока глобализация, цифровиза- ция и технологические достижения ведут к созданию новых видов рабочих мест и изменению навыков, необходимых для существующих рабочих опера- ций. По прогнозам будущих потребностей в квалификации, спрос на лиц с профессиональным образованием, обладающих необходимыми профессио- нальными компетенциями, будет расти. Поэтому многим пожилым людям нужно развивать базовые и профессиональные навыки или перепрофилиро- ваться, чтобы улучшить свое положение на рынке труда. Исследования пока- зывают, что развитие и повышение квалификации на протяжении всей про- фессиональной карьеры (lifelong learning - обучение на протяжении всей жизни) имеет большое значение для удовлетворения потребностей пожилых людей в работе, особенно на рабочих местах, где требования к труду и ком- петенциям постоянно меняются [17]. Существует много исследований о том, какие группы участвуют в раз- личных формах развития компетентности, гораздо меньше известно о взаи- мосвязи между участием в дальнейшем образовании и занятостью. Ряд исследований содержит информацию о влиянии участия пожилых людей в образовании на степень занятости на рынке труда. Тикканен и Нихан изучили европейский опыт обучения пожилых людей и его взаимосвязь с возрастом. Оба пришли к выводу, что необходимо сделать обучение на про- тяжении всей жизни доступным для всех. Грис, Кригер, Мэйер изучили фак- тический возраст выхода на пенсию и предположили, что обучение на протя- жении всей жизни может уменьшить количество людей, выходящих на пен- сию раньше установленных сроков. Дежарден и Варнке представили обзор возрастных профилей навыков и потенциальных факторов, влияющих на приобретение навыков и их потерю как на индивидуальном, так и на популя- ционном уровне. Стенберг, де Вильена проанализировали, способствует ли образование взрослых или противодействует тенденциям кумулятивного преимущества над жизненным курсом в Швеции, Великобритании, Испании и России, и пришли к выводу, что модернизация образования в зрелом воз- расте может уменьшить социальное неравенство во всех проанализированных странах. В Великобритании и Швеции оно, как правило, расширяет возмож- ности для трудоустройства. Блоссфельда, Килпи-Яконен, де Вильена и Бух- гольц, исследовав в 2014 г. особенности обучения и образования взрослых в 14 странах, пришли к выводу, что формальное образование расширяет воз- можности трудоустройства, хотя эффект значительно различается между странами, что сказывается на заработной плате и занятости [18]. Тривенти, де Вильена выявили, что для стран Северной Европы (Швеция, Дания и Финляндия) характерны отрицательная отдача от формального обра- зования и положительная отдача от неформального обучения. Причина за- ключается в межнациональных различиях в отношении к формальному обра- зованию взрослых в разных странах, формальное образование более широко распространено в северных странах и распространенность обучения взрослых может обратно коррелировать с его экономической отдачей. Стенберг и Вестерлунд в 2016 г. проследили за большой выборкой лиц в возрасте от 42-55 лет (время зачисления) до 60-73 лет и обнаружили, что за- числение в высшие учебные заведения задерживает выход на пенсию. Другие исследования также показали, что формальное образование для взрослых увеличивает возможности заработка и трудоустройства пожилых работников. Они установили, что дополнительное образование оказывает положительное воздействие с точки зрения расширения участия на рынке труда, повышения доходов и профессионального статуса. Также было обнаружено, что даль- нейшее образование в университетах и колледжах дает более высокую отда- чу, чем непрерывное образование в старших классах средней школы. Однако эти исследования основаны на данных низкого качества и не позволяют про- верить, является ли это причинно-следственной связью между образованием взрослых и участием на рынке труда. Всегда будут возникать проблемы, связанные с анализом этого типа кросс- секционных данных. Полученные результаты не обязательно означают, что бо- лее высокая заработная плата и большая вероятность трудоустройства являются следствием получения дополнительного образования или прохождения курса. Вместе с тем имеются свидетельства того, что участие в непрерывном обучении имеет большое значение для трудоустройства. В то же время необходимо боль- ше знать о причинно-следственных связях и механизмах, лежащих в основе ста- тистической ко-вариации, и для получения такой информации необходимо про- водить больший анализ на основе продольных данных. Для изучения различий в участии на рынке труда между теми, кто повы- сил свой официальный уровень образования после 60 лет, и теми, кто этого не сделал, необходимы подробные данные на микроуровне. Как показывают исследования, приобретение навыков и сформирован- ность профессиональных компетенций могут способствовать карьерной мо- бильности за пределами нынешнего рабочего места, а также быть привлека- тельным для нынешнего работодателя, что снижает риск увольнения. Получение дополнительного профессионального образования является позитивным для пожилого человека, обеспечивая доступ к новым знаниям или новым навыкам, которые могут способствовать ориентации на работу и удовлетворенности работой. Однако полученные результаты также свиде- тельствуют о том, что увеличение объема дополнительного профессиональ- ного образования может внести существенный вклад в общее предложение рабочей силы. Таким образом, интерес к обучению на протяжении всей жизни отчасти обусловлен ожидаемым старением населения, которое приведет к необходи- мости продления трудовой жизни пожилых людей. Все уровни полученного образования оказывают позитивное воздействие на занятость. Доступность формального образования для лиц 60+, особенно университетского образова- ния, может стать важным средством увеличения продолжительности жизни на рынке труда в целом. Соответственно, продление трудовой жизни на осно- ве формального образования может уменьшить некоторые проблемы, связан- ные со старением населения. Материалы и методы При проведении исследования основывались на принципах целостности, системности и историзма. Методом исследования является комплексный анализ, включающий в се- бя социально-демографический, социально-геронтологический, статистико- экономический, социологический, социально-психологический подходы, что позволило повысить объективность результатов работы. Структурно- функциональный метод обеспечил возможность сущностного и функцио- нального изучения социальной активности пожилых людей, способствовал определению места и роли данного явления в социологическом знании. В процессе исследования также применялись социологические методы получе- ния, обработки и интерпретации информации, в том числе метод наблюдения и беседы. Результаты исследования Проблема трудовой занятости пожилых людей остается не решенной до конца. Одна из причин - негативные стереотипы в отношении занятости дан- ной категории работников со стороны работодателей. Не всем пожилым лю- дям удается реализовать свое право на труд. По данным Федеральной службы государственной статистики, в период 2014-2018 гг. более 196 тыс. граждан в возрасте 60+ хотели бы продолжать трудовую деятельность, заняты поисками работы и готовы приступить к ней. Для решения данной проблемы на законодательном уровне приняты нор- мативные документы, внесены поправки в Уголовный кодекс РФ. В 2012-2014 гг. с целью определения образовательных потребностей по- жилых людей для продолжения трудовой деятельности были проведены со- циологические опросы. Выборка составила 6300 человек предпенсионного возраста. Согласно данным опроса, процесс трудоустройства затруднен следую- щими причинами (%): отсутствие вакансий (45,2); недостаточно высокий уровень заработной платы (23); неподходящие условия труда (13,7); ограничения по возрасту, состоянию здоровья (11,4); отсутствие требуемой квалификации (6,7) [4]. Опрос респондентов выявил ограниченность выбора трудовой деятельности пожилыми людьми. Проблему отсутствия требуемой квалификации, отсутствия вакансий, а также невысокого уровня заработной платы можно решить путем включения пожилых людей в образовательный процесс, учитывающий роль лиц старшего поколения в процессе образования в качестве как обучаемых, так и обучающих. Обучение может стать инструментом повышения производительно- сти труда и трудоустройства пожилых людей, поскольку освежит человеческий капитал и уменьшит разрыв в производительности труда. В России только около 30 % пожилых людей охвачены формальным и не- формальным образованием, в то время как в странах с самыми высокими значе- ниями этого показателя доля обучающихся данной возрастной группы достигает 70-80 %. 15 % населения нашей страны заняты в непрерывном образовании, бо- лее низкие показатели зафиксированы только в Турции, Греции и Румынии. 20,8 % населения в возрасте 55-64 лет имеют высшее образование. Согласно данным Росстата, уровень образования пожилых людей соответ- ствует образовательному уровню всего населения. Пожилое население обладает в основном достаточным потенциалом для полноценного участия в трудовой деятельности. Однако на практике этот потенциал реализуется не в полной мере. В соответствии с данными Федеральной службы государственной статистики в 2014 г. 42 % пожилых людей, имеющих специальность, подтвержденную ди- пломом или свидетельством, выполняли работу, не соответствующую получен- ной специальности. В результате 33,7 % пожилых людей оценили неудовлетво- рительно или не вполне удовлетворительно профессиональную удовлетворен- ность своей работой. При этом 2/3 пожилых людей, имевших основную работу, не соответствующую полученной специальности, в 2014 г. не имели возможно- сти получить специальную профессиональную переподготовку или обучение. Только 1,1 % пожилых людей прошли обучение на курсах или приняли участие в других видах дополнительного образования [5]. Проведенный нами опрос в Советском районе г. Самары выявил, что 17 % респондентов хотели бы и готовы пройти профессиональную перепод- готовку; 34 % затруднились ответить; 28 % повысили свою профессиональ- ную подготовку за последние 5 лет на рабочих местах; 11 % ответили, что не нуждаются в повышении квалификации в данный момент. Выборка составила 137 работающих людей в возрасте 60+. Сравнительный анализ данных выявил, что пожилые люди по-прежнему ред- ко участвуют в обучении, связанном с работой, даже после того, как были введе- ны меры контроля для рынка труда и социально-демографических факторов. Среди работающих пожилых людей значительно более низкое участие в обучении было выявлено для людей с более низким годовым доходом, низ- ким уровнем образования, временной занятостью, рабочих или служащих, а также лиц, работающих в частном секторе. В ходе опроса были определены три основных типа барьеров для участия в профессиональной подготовке: ситуационный, институциональный и дис- позиционный [3]. Ситуационные барьеры возникают из-за жизненной ситуа- ции в данное время - высокая занятость на работе, финансовые ограничения, семейные обязанности, а также медицинские проблемы. Институциональные барьеры состоят из установленных практик и процедур, которые исключают участие или препятствуют ему, например высокая плата за обучение, высокие требования к поступающим, ограниченность предложения курсов, их не- удобное время или расположение. Диспозиционные барьеры включают в себя отношение к обучению и мнения о нем, а также восприятие себя как ученика. При опросе респондентов, которые не проходили профессиональную под- готовку несмотря на их потребность или желание, наиболее часто сообщае- мыми причинами отказа от курса или программы явились ситуационные ба- рьеры (45 %). Далее следуют диспозиционные (33 %) и институциональные барьеры (17 %). В частности, сообщалось, что отсутствие доверия, заинтере- сованности или мотивации являются важными препятствиями для професси- ональной подготовки или переподготовки пожилых людей. Необходимо разработать механизмы преодоления указанных барьеров и продления трудовой деятельности пожилых людей. Как было выявлено, важными механизмами являются: теоретическая и практическая обоснованность участия пожилых людей в профессиональной подготовке и переподготовке в качестве как обучаемых, так и обучающих; разработка специальных профессиональных образовательных программ для пожилых людей; компенсация расходов на платное обучение или переобучение пожилых за счет средств бюджета или бизнеса; использование современных информационных технологий; дистанционное обучение; развитие института профессионального образования пожилых людей [11]. Таким образом, для создания условий полноценного участия пожилых людей в трудовой деятельности важно оказание им содействия в получении дополнительного профессионального образования. Оно может быть позитив- ным для человека, предоставляя доступ к новым знаниям или новым навы- кам, которые могут способствовать ориентации на работу и удовлетворенно- сти работой. Согласно прогнозам будущих потребностей в навыках, спрос на лиц с профессиональным образованием будет расти. Поэтому пожилым лю- дям необходимо развивать свои базовые и профессиональные навыки или по- лучать дополнительное профессиональное образование, проходить курсы пе- реподготовки, чтобы улучшить свое положение на рынке труда и повысить шансы на получение стабильного места на рынке труда. Обсуждение и заключение Участие пожилых людей в трудовой деятельности является актуальной проблемой современного общества. Экономическая эффективность использо- вания труда пожилых людей остается открытой для полемики. Россия, как и ведущие страны мира, на государственном уровне разрабатывают комплексы мероприятий для продления трудовой деятельности пожилых людей. Зачастую шансы на получение работы пожилыми людьми снижаются ввиду недостаточного уровня квалификации, отсутствия необходимых ком- петенций. Поэтому неотъемлемым элементом мероприятий по продлению трудовой деятельности пожилых людей должна стать их профессиональная переориентация, обучение и переобучение трудовым навыкам, формирование необходимых общепрофессиональных и профессиональных компетенций. На практике случаи организации программ повышения профессиональной ква- лификации и переквалификации для пожилых людей являются редким, еди- ничным явлением. Тем не менее современное общество постепенно приходит к пониманию того, что необходимо создавать условия для обучения пожилых людей. Низкий охват пожилых людей программами дополнительного про- фессионального образования и профессиональной переподготовки может быть преодолен за счет популяризации дополнительного профессионального образования как инструмента развития трудовой карьеры, предотвращения карьерного спада и адаптации пожилых людей к рынку труда. Современная социально-экономическая ситуация приводит к тому, что пожилые люди чаще станут пользоваться услугам образовательных учрежде- ний, участвовать в различных формах образовательной активности.
×

About the authors

Ekaterina S. Lapshova

Samara National Research University

Email: lapshpova2002@mail.ru
Cand. Ped. Sci., Associate Professor of Modern Languages and Professional Communication Department. 34, Moskovskoye shosse, Samara, 443086, Russian Federation

Svetlana V. Nikolaeva

Samara National Research University

Email: nikolaeva@samsu.ru
Cand. Ped. Sci., Head of Training Department. 34, Moskovskoye shosse, Samara, 443086, Russian Federation

References

  1. Бурлака Н.П. Занятость лиц пенсионного возраста в условиях реформирования пенсионной системы: дис. … канд. экон. наук: 08.00.05 / Бурлака Надежда Петровна. - М., 2011. - 169 с.
  2. Демографический ежегодник России. 2015: Стат. сб. - М.: Росстат, 2016 [Электронный ресурс]. - URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/B15_16/Main.htm (дата обращения: 14.05.2019).
  3. Лапшова Е.С. Age and Language in Russia // Иноязычное образование в поликультурной среде: материалы и доклады XXIV научно-практической конференции Национальной ассоциации преподавателей английского языка (NATE2018). - 2018. - С. 96-98.
  4. Ляшок В.Ю. Пенсии, здоровье и спрос на труд как детерминанты экономической активности населения старшего возраста в России: дис. … канд. экон. наук:08.00.05 / Ляшок Виктор Юрьевич. - М., 2018. - 159 с.
  5. О ходе реализации государственной программы Российской Федерации «Содействие занятости населения» в 2015 г. [Электронный ресурс]. - URL: http://www.rosmintrud.ru/docs/mintrud/migration/62 (дата обращения: 10.05.2019).
  6. Обследование рабочей силы. 2016 год. Статистический бюллетень [Электронный ресурс]. - URL: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2017/bul_dr/trud/ors-2017- 1kv.rar (дата обращения: 14.06.2019).
  7. Принципы Организации Объединенных Наций в отношении пожилых людей. Приняты резолюцией 46/91 Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1991 года [Электронный ресурс]. - URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/ conventions/oldprinc.shtml (дата обращения: 27.02.2019).
  8. Российский статистический ежегодник. 2016: Стат. сб. - М.: Росстат, 2017 [Электронный ресурс]. - URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b16_13/Main.htm (дата обращения: 27.02.2019).
  9. Россия в цифрах. 2017. - M.: Росстат, 2017. - 511 с.
  10. Челомбитко А.Н. Формирование и развитие занятости пожилых людей в современной экономике России: дис. … канд. экон. наук: 08.00.05 / Челомбитко Анна Николаевна. - Кемерово, 2018. - 203 с.
  11. Стратегия действий в интересах граждан старшего поколения в Российской Федерации до 2025 года. Утв. распоряжением Правительства РФ от 05.02.2016 № 164-р [Электронный ресурс]. - URL: http://www.gks.ru/ Main.htm (дата обращения: 27.02.2019).
  12. Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» № 273-ФЗ от 29 декабря 2012 г. с изменениями 2019 г. [Электронный ресурс]. - URL: http://zakon-ob-obrazovanii.ru (дата обращения: 27.03.2019).
  13. Шапиро В.Д. Человек на пенсии: социальные проблемы и образ жизни. - М.: Мысль, 1980. - 505 с.
  14. Becker G.S. Investment in human capital: A theoretical analysis. Journal of Political Economy, 70, 9-49 [Электронный ресурс]. - URL: https:// doi.org/10.1086/ 258724 (дата обращения: 21.09.2018).
  15. Department for Work and Pensions. Annual Report and Accounts. 2014-15 [Электронный ресурс]. - URL: https://www.gov.uk/government/uploads/system/ uploads/attachment_data/file/445952/dwp-annual-report-and-accounts-2014-to-2015- print.pdf (дата обращения: 21.04.2019).
  16. Gries T., Jungblut S., Krieger T. & Meier H. Statutory retirement age and lifelong learning. No 9, Working Papers CIE from University of Paderborn, CIE Center for International Economics, 2009.
  17. Follow-up to the International Year of Older Persons: Second World Assembly on ageing. Report of the Secretary-General, 19 July 2013, United Nations [Электронный ресурс]. - URL: www.un.org/development/desa/ageing/international-day-of-olderpersons-homepage
  18. Stenberg A. & Westerlund O. Flexibility at a cost - Should government stimulate tertiary education for adults? The Journal of the Economics of Ageing. - 2016. - № 7. - рр. 69-86.

Copyright (c) 2019 Lapshova E.S., Nikolaeva S.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies