Humanitarian aspects of project activity in the engineering high school: criteria for the efficiency of the interdisciplinary commands activity


Cite item

Abstract

Interdisciplinary integration in higher education institutions often boils down to integrating the knowledge component of different disciplines. At the same time, optimal technology should be recognized today as project activity. In the best engineering universities of the country, interdisciplinary project teams are being created today, where the best students, postgraduates, teachers, research staff of the university, and often representatives of business and industry are grouped around the innovative problems. The declared goal is the preparation of project teams consisting of specialists with unique interdisciplinary competences and capable of solving technical, managerial and other tasks of developing existing and future markets. Unfortunately, when evaluating the activities of such interdisciplinary project teams, selecting the evaluation criteria, the "engineering approach" is practiced too literally - we evaluate only the innovative product. In the article, the authors draw attention to some humanitarian aspects of the project activity at an engineering university and the need for psychological and pedagogical support for students activities in interdisciplinary project teams.

Full Text

Неклассическая эпистемология позволяет осуществить обновление раз- личных дисциплинарных дискурсов и их интеграцию в философию образова- ния и непосредственно в педагогическую практику. Методология и методика интеграционных процессов в педагогических системах активно обсуждается в работах отечественных ученых (В.И. Безрукова, М.Н. Берулава, Н.П. Депенчук, И.Д. Зверев, Д.М. Кирюшкин, В.В. Левченко, В.Н. Максимова, A.B. Усова, Г.В. Федорец). Исследователями определяется, что «процесс междисциплинарной интеграции в вузе может осуществляться по нескольким направлениям: интеграция содержания образования, интегра- ция технологий обучения, использование интегрированных форм и методов занятий (лекций, конференций, семинаров и т. д.)» [1, с. 182]. Необходимость междисциплинарной интеграции очевидна, но пока не в полной мере интери- оризована педагогическим сообществом высшей школы на уровнях психоло- гическом и технологическом (понимание, принятие и идентификация с собственной деятельностью педагога - с одной стороны; применение инно- вационных педагогических технологий в деятельности - с другой). Межди- плинарность - не просто формальное требование контролирующих организаций, ее актуализация обусловлена как изменившимися потребностями заказчика об- разования - студента, так и глобальными цивилизационными контекстами. Прежде всего - это перспективы шестого технологического уклада. По словам Е.Н. Каблова, «его контуры только начинают складываться в разви- тых странах мира, в первую очередь в США, Японии и КНР, и характеризу- ются нацеленностью на развитие и применение наукоемких, или, как теперь говорят, «высоких технологий». У всех на слуху сейчас био- и нанотехноло- гии, генная инженерия, мембранные и квантовые технологии, фотоника, мик- ромеханика, термоядерная энергетика - синтез достижений на этих направле- ниях должен привести к созданию, например, квантового компьютера, искус- ственного интеллекта и в конечном счете обеспечить выход на принципиаль- но новый уровень в системах управления государством, обществом, экономи- кой» [2]. Доля производительных сил, включенных в новый «технологиче- ский уклад», пока еще очень мала, сегодня существует необходимость гото- вить в вузе инженера, который будет способен обучать инженера, работаю- щего уже в новых условиях. То есть для прогрессивного экономического раз- вития необходимо прежде всего учесть «человеческий фактор» в подготовке специалиста, готового к производству совершенно нового знания. Очевидно, что в рамках только технических дисциплин, даже активно интегрирующих- ся, мы обнаружим дефицитарность и знаниевой, и психологической готовно- сти наших выпускников к новой экономике. В том числе и по причине психо- логической «укорененности» профессорско-преподавательского состава в четвертом и даже третьем «технологических укладах» (в то время как в научной литературе началось обсуждение уже седьмого технологического уклада, опирающегося на человеческое сознание). В адаптации к техническому прогрессу, а особенно к переходу общества на уровень цифровой экономики нуждаются и студенты, и преподаватели. И скорее преподаватели, чем студенты. Исследователи-когнитивисты отме- чают изменения в когнитивных процессах школьников и студентов. Среди негативных характеристик отмечают клиповое мышление (и даже клиповое сознание), дефицит внимания, неспособность удерживать долгое время в па- мяти значительный объем информации, снижение способностей к анализу и тем более - синтезу информации. В то же время отмечают и противопо- ложные психические новообразования. Например, в исследованиях индиви- дуально-психологических особенностей геймеров выявлено, что опыт ком- пьютерных игр «положительно сказывается на когнитивных процессах низ- шего (общая точность зрительного восприятия, перцептивная чувствитель- ность) и высшего (стратегии выполнения задания, нисходящие механизмы контроля, когнитивные стили) уровней» [3, с. 123], участники виртуального многопользовательского взаимодействия демонстрируют «большую скорость реакции и переключения между заданиями; лучшую зрительно-моторную ко- ординацию; способность работать с большими объемами информации, эф- фективнее выполнять задания по оцениванию количества объектов в группе без счета, «на глаз» и отслеживать движение множества объектов» [3, с. 124], они проявляют себя как эффективные «многозадачники». Как пишет В. Спиваковский, «мы только начали думать, что делать с детьми-индиго, как появились дети-кристаллы. А им уже наступают на пятки дети-кванту. Инди- го - думают иначе. Кристаллы - излучают ум иначе. Кванты - вбирают ин- формацию иначе и по-другому ее фильтруют и перерабатывают» [4]. Невозможно игнорировать различия культурных контекстов, в которых проходила и проходит социализация «классического» инженера и инженера будущего. Проблема гораздо глубже, чем просто несовпадение когнитивных стилей «отцов и детей». Относясь не к самым приятным страницам нашей истории - сталинской эпохе, Б. Васильев пишет: «Он получал спецов, узких, как луч, высвечивающих и воспринимающих жизнь только в рамках соб- ственной профессии, поглощенных результатами доверенных им участков производства и весьма поверхностно знакомых даже со смежными специаль- ностями. Решающие все кадры, как правило, знали только то, что им было предписано знать» [5]. Оптимизм внушает исследование Е.Я. Бурлиной и О.С. Наумовой. Описывая опыт инженерного образования в разных стра- нах, в том числе в России, авторы приходят к мотивирующему выводу: «ин- женерно-технические институты выступили гуманитарной средой и про- странством индустриальной цивилизации» [6, с. 154], градообразующим, или, говоря современным языком, опорным для региона фактором. Правда, этот тезис касается инженерных вузов XIX века. Век же XX представляет не си- стему, а совокупность «гениев места» - инженеров, в том числе выпускника СамГТУ В.И. Черномырдина: «все, с кем он работал, отмечали не только его прозорливость, но также высокую человечность и гуманность» [6, с. 159]. Не будем обесценивать наше советское прошлое - интеллигенция сложи- лась, в том числе и техническая. В приоритетах старой школы - библиотека, книги, чертежи, сделанные вручную, походы, конференции, общение и др. [7]. «Цифровая» молодежь обладает более развитыми когнитивными навыка- ми, но из-за возможностей дистанционного образования и общения утрачива- ет социальные навыки. Останутся ли сегодня технические вузы гуманитарной средой, не просто продуцирующей технологии в рамках компетентностного подхода, но и личностно ориентированной? Существует и стратегическая глобальная причина, обусловливающая наше обращение к проблеме гуманитаризации инженерного образования как одного из проявлений междисциплинарности. А.П. Назаретян, обобщая мате- риалы гуманитарных наук, исследующих антропогенные кризисы (массовое уничтожение населения), приходит к выводу, что «на всех стадиях социаль- ной жизнедеятельности соблюдается закономерная зависимость между тремя переменными - технологическим потенциалом, качеством выработанных культурой средств саморегуляции и устойчивостью социума. В самом общем виде зависимость, обозначенная как закон техно-гуманитарного баланса, сформулирована следующим образом: чем выше мощь производственных и боевых технологий, тем более совершенные механизмы сдерживания агрес- сии необходимы для сохранения общества» [8, с. 321]. Он отмечает важный психологический эффект от преобладания технологического развития над гуманитарным - эффект уплощения, который «состоит в том, что эмоцио- нальное напряжение уменьшает размерность сознания… Снижается когни- тивная сложность субъекта, мышление примитивизируется и проблемные си- туации видятся элементарными, в то время как объективно с ростом техноло- гических возможностей задача сохранения социальной системы становится более сложной» [8, с. 326]. Доказательств необходимости, прогрессивности, эффективности меж- дисциплинарных подходов может быть бесконечное количество. На практике их позволяет осуществить метод проектов, примером чему служит создание в СамГТУ междисциплинарных проектных команд (МПК) и конкурса МПК. Согласно положению, как исследовательские, так и практикоориентирован- ные МПК создаются для «решения в рамках реализации междисциплинарно- го проекта образовательной задачи по подготовке команды высокопрофесси- ональных специалистов. В составе МПК формируется разновозрастная междисциплинарная учебная группа обучающихся по двум и более направлениям подготовки, профиль которых соответствует тематике проекта» [9]. И, соответственно, конкурс «проводится с целью формирования профессио- нальных проектных команд, способных самостоятельно выйти на рынок и готовых к внедрению конкурентоспособных инновационных продуктов в виде технологии, опытного образца, услуги и др., а также популяризации инновационной деятельности» [10]. Организаторами проекта разработаны две группы критериев: критерии отбора проектов и критерии оценки эффективности деятельности междисци- плинарных команд. Критерии отбора проектов в целом соответствуют крите- риям и других научных или практико-ориентированных конкурсов и фондов: соответствие тематики проекта целям конкурса и актуальность проекта, опыт руководителя проекта и его управленческие навыки, практическая реализуе- мость и перспективы коммерциализации проекта, экономико-социальная зна- чимость проекта и дополнительные источники софинансирования. Для авторов статьи как для гуманитариев с междисциплинарной исследова- тельской проблематикой особый интерес представляют критерии эффективно- сти команд: полнота исполнения технического задания проекта; количество публикаций, их уровень, наличие охранных документов на результаты интел- лектуальной деятельности; объем финансирования, привлеченный МПК в рамках реализации проекта; создание малого инновационного предприятия по результатам деятельности МПК; количество договоров на обучение студентов и аспирантов по гибким образовательным программам, согласованным с предпри- ятиями; доля учебных групп обучающихся, успешно прошедших промежуточ- ную аттестацию в рамках осваиваемой интегрированной междисциплинарной образовательной программы, включая защиту результатов проектной деятельно- сти. Эти критерии также понятны и сопоставимы с требованиями к результатам, уже традиционно предъявляемыми грантодателями. Их можно отнести к объек- тивным показателям (результативность, производительность, продуктивность, рентабельность, экологичность, энергоемкость). Однако в оценке эффективности деятельности любой организации, а осо- бенно образовательной, необходимо учитывать и субъективные показатели. По мнению В.П. Зинченко, В.М. Мунипова, В.Ф. Рубахина, выработка пока- зателей, оценивающих не только внешнюю сторону деятельности (экономи- ческую эффективность), но и внутреннюю, позволит оптимально оценить имманентные деятельности характеристики. Авторы утверждают, что «…с психологической точки зрения трудовая деятельность может считаться тем более эффективной, чем большее число человеческих сущностных сил вовлекается в ее осуществление…», человеку «…именно такая деятельность приносит… максимальное удовлетворение. Субъективно это выступает как привлекательность, содержательность труда…» [11, с. 26]. По мнению К. Замфир, удовлетворенность трудом можно оценивать в со- ответствии с его содержанием. Система включает следующие основные пока- затели, каждый из которых можно оценить по 5-балльной шкале: общие условия: транспорт до предприятия, график работы, социальные льготы (столовая, ясли и др.), заработок, возможности продвижения по службе; физические условия труда: безопасность труда, эстетика места работы, шум, температура, вибрация и т. п.; содержание труда: разнообразие - монотонность; сложность труда, требу- емая квалификация, необходимость решения новых и интересных проблем, эле- менты руководства и ответственности, соответствие личным способностям; отношения между людьми в труде: отношения с коллективом, отноше- ния с непосредственными руководителями; организационные рамки труда: уровень организации на предприятии, состояние общественного мнения, социально-психологический климат [12, с. 43-51]. Важность такого фактора удовлетворенности трудом, как отношения с сотрудниками и руководством, отмечают как зарубежные, так и отечественные авторы, т. к. удовлетворенность трудом, его результатами и отношениями в ко- манде - один из важных показателей эффективности деятельности, в том числе совместной. По мнению М.В. Ермолаевой и Р.В. Охотенко, отмечающих разни- цу подходов зарубежных и отечественных психологов к пониманию удовлетво- ренности трудом, «отечественное учение о психологическом смысле труда сме- щает акценты в рассмотрении удовлетворения в профессиональной деятельно- сти: в зарубежной психологии оно рассматривается как детерминант эффектив- ности деятельности и интерпретируется в -ее интересах‖, в то время как в отече- ственной психологии удовлетворение получает значение в контексте смысла труда для человека и его развития в труде, т. е. интерпретируется -в интересах‖ личности, в терминах переживания способности творческого самоосуществле- ния человека в труде» [13, с. 252]. Однако и в современной зарубежной литера- туре, к чему мы далее обратимся, обсуждается тема самоосуществления лично- сти - в труде и в командной деятельности особенно. Анализируя литературу разных лет, мы убеждаемся в важности для эф- фективности деятельности удовлетворенности трудом, его осмысленностью и отношениями в коллективе работников. Сплоченность коллектива может выступать и самостоятельным критерием эффективности, поскольку это фак- тор влияния и на общую эффективность работы команды. Нельзя не согла- ситься с В.А. Кулгановым и А.С. Новиковой, что «командная работа - это не что иное, как попытка адаптировать средний уровень человеческих способно- стей под развивающийся и набирающий обороты темп изменения окружаю- щих внешних условий» [14, с. 80]. На наш взгляд, в деятельности МПК нуж- но учесть факторы командообразования как внешние (перечисленные в том числе и в положениях об МПК СамГТУ), так и внутренние, связанные с лич- ностными особенностями участников краткосрочных самоуправляемых про- ектов, в которые входят студенты и специалисты разных специальностей, возрастов, структурных подразделений. В то же время за самоуправляющимися командами, действующими в «бирюзовой» парадигме, - будущее, поскольку они не взваливают ответ- ственность на лидера, а разделяют ее. Обратимся к автору термина «бирюзо- вая парадигма», который описывает ряд бирюзовых не просто групп, а кор- пораций в различных сферах экономии, образования и обслуживания: «Лю- бой, кто работал в команде, где нет руководителя, знает, как легко работа превращается в кошмар. Тем не менее в Buurtzorg такое происходит исклю- чительно редко. Как же так? Эффективное самоуправление не возникает само собой. Buurtzorg стал весьма эффективным предприятием благодаря поддер- живающим программам… необходимым в повседневной работе самоуправ- ляющегося предприятия. Прежде всего все вновь сформированные команды и новые сотрудники уже существующих команд проходят курс под названием «Методы взаимодействия, основанные на принятии решения»…, обучаются комплексной методике плодотворного и эффективного принятия решений в группе. В ходе тренинга команда углубляет знания в области фундамен- тальных (и, по иронии судьбы, чаще всего остающихся без внимания) основ взаимодействия между людьми: изучает различные типы слушания и стили общения, порядок проведения собраний, коучинг, а также отрабатывает дру- гие практические навыки» [15, с. 70]. Несомненно, продолжает автор, что «научиться жить с таким количеством свободы и ответственности нелегко, это может занять некоторое время. Неиз- бежно и часто будут возникать минуты сомнения, отчаяния или замешательства. Это путь раскрытия себя как личности, и для него рождены истинные професси- оналы. Многие медсестры и медбратья Buurtzorg вспоминали, с какой радостью и удивлением открывали в себе залежи энергии и мотивации. Все это не было востребовано в организациях с традиционным управлением» [15, с. 71]. В числе субъективных критериев эффективности выделяют также моти- вацию и жизненную позицию (сотрудников, участников команды, проекта). Мы хотим обратить внимание на такой критерий, как «успешность», следу- ющий, на наш взгляд, за «удовлетворенностью трудом» и даже вытекающий из нее. Успешность как научная проблема обсуждается в отношении обучения и профессиональной деятельности в различных сферах. В нашем случае, говоря о деятельности междисциплинарных проектных команд, нам необхо- димо учитывать оба эти направления, т. к. команда должна получить резуль- тат, оцениваемый по определенным критериям, - это эффективность деятель- ности; и в то же время проект - это часть образовательного процесса. Е.А. Ширяев детально анализирует подходы к определению феномена успешности в отечественной литературе. Обобщая работы таких авторов, как М.Я. Адамский, Ю.В. Братчикова, Т.Ю. Курапова, С.В. Фомина, Н.В. Шереметова, Л.Е. Шубина, О.А. Яшнова, автор приходит к выводу, что «к критериям успешности обучения следует отнести обученность учащихся, усвоение учащимися образовательных стандартов. Немаловажными критери- ями считаются мотивация учащихся и позитивное отношение к учению, удо- влетворенность учебной деятельностью, психологический комфорт» [16, с. 171]. Е.А. Ширяев подчеркивает, что выделение критериев эффективности зависит от позиции исследователя - они могут быть как внешними, так и внутренними. В первом случае критерием успешности выступает успевае- мость, во втором - достижения, имеющие личностную и социальную значи- мость [16, с. 171]. Такое же различение критериев наблюдается и в отношении успешности человека-профессионала, деятельность которого определяется совокупностью объективных и субъективных факторов. Объективные факторы здесь, как пишет М.В. Теплинских, - «требования, нормы и ограничения, выдвигаемые со стороны профессии к его труду и наличию у него определенных свойств и особенностей (профессиональных знаний, умений, навыков, профессиональ- но значимых качеств). К субъективным факторам относятся имеющиеся у данного работника задатки и способности, индивидуально-психологические свойства и особен- ности, его мотивация и уровень притязаний, а также самооценка» [17, с. 254]. К внешним факторам, уже непосредственно связанным с успешной дея- тельностью, мы бы отнесли также образ профессии в представлениях обще- ства, к внутренним - образ успешности в представлении субъекта деятельно- сти. Престиж той или иной профессии в обществе, зачастую выражаемый не в потребностях общества, а в уровне заработной платы, не может не влиять на наше представление об успешности. Потребности общества в специали- стах гуманитарной и социальной сфер не удовлетворяются в полной мере, и дефицит даже растет, но в то же время престиж даже университетской про- фессуры снижается по многим причинам. Возникает диссонанс и несовпаде- ние представлений о престижности/успешности профессий. Профессор - субъект непрестижной сейчас профессии - занимается подготовкой специалиста для заведомо престижной профессии - нефтяника, оператора сложных приборов, коммуникатора в различных сферах, специалиста в сферах науко- емких технологий. И этот дисбаланс необходимо преодолевать, осуществив предварительно диагностическую работу по изучению этих аспектов психо- логии субъектов образовательного процесса в высшей школе, тем более что преподаватели вузов по сравнению со школьными учителями и воспитателя- ми детских садов - наименее изученный, т. к. наиболее закрытый, из эмпири- ческих объектов. Возможно, что общим для разных групп будет вывод, сде- ланный в исследовании Т.Н. Банщиковой (на выборке учителей и воспитате- лей): «В наибольшей степени восприятие педагога как успешного обусловле- но степенью его влиятельности и признания коллегами, родителями, детьми. Таким образом, успешным воспринимается тот педагог, который может стать -событием в глазах других людей‖, отличается наличием собственного стиля деятельности, высокой степенью независимости, осуществляя взаимодей- ствие, способствует формированию положительного внутреннего эмоцио- нального тона. Самопрезентация играет наименьшую роль при восприятии педагога как успешного» [18, с. 28]. Последний тезис - ожидаемый и неожи- данный одновременно, поскольку в нашей культуре и практике уже «прижи- лась» тенденция функционирования имиджа вместо реальной личности. В действительности все еще актуальной остается народная поговорка «Встре- чают по одежке, а провожают по уму». Возвращаясь к основному предмету нашей рефлексии - междисципли- нарным проектным командам, собственно междисциплинарности и настоя- щему политехнического образования (уже этимологически предполагающего междисциплинарность), мы обсудили глобальные контексты и локальное проблемное поле, обусловливающие необходимость продвижения и внедре- ния в педагогическую практику МПК; обсудили критерии эффективности междисциплинарных команд, сосредоточив свое внимание на таких критери- ях, как «удовлетворенность трудом» и «успешность», и отмечаем, что заяв- ленной в Положении о междисциплинарных проектных командах цели дея- тельности МПК, а именно состоящей «в подготовке проектных команд, со- стоящих из специалистов, обладающих уникальными междисциплинарными компетенциями и способными решать технические, управленческие и другие задачи развития существующих и будущих рынков», должны соответствовать адекватные критерии оценки, учитывающие в том числе личностные и меж- личностные аспекты работы таких уникальных коллективов.
×

About the authors

Olga V. Yusupova

Samara State Technical University

Email: yusupova.ov@samgtu.ru
Doc. Ped. Sci., Associate Professor, Vice-Rector for Education 244, Molodogvardejskaya Str., Samara, 443100

Ekaterina V. Bakshutova

Samara State Technical University

Email: bakshutka@gmail.com
Doc. Phil. Sci., Associate Professor of Psycology and Pedagogy Department 244, Molodogvardejskaya Str., Samara, 443100

References

  1. Мелик-Пашаева И.Б., Юсупова О.В. Проектные технологии как средство междисциплинарной интеграции в архитектурно-строительном вузе // Информационные технологии в работе с одаренной молодежью / Под ред. М.И. Бальзанникова, С.А. Пиявского, В.В. Козлова. Самарский государственный архитектурно-строительный университет. - Самара, 2015. - С. 182-184.
  2. Руденко Б. Шестой технологический уклад: интервью с академиком РАН Евгением Кабловым // Наука и жизнь. - 2010. - №4 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://www.nkj.ru/archive/articles/17800/
  3. Богачева Н.В. Компьютерные игры и психологическая специфика когнитивной сферы геймеров // Вестник Московского университета. Сер. 14 Психология. - 2014. - № 4. - С. 120-130.
  4. Спиваковский В. Дети-кванты. Как воспринимают мир те, кто родились в цифровую эпоху // Фокус [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://focus.ua/opinions/362282/
  5. Васильев Б.Л. «И все же я уверен, что Россия привержена Добру» // Известия. - 14.06.1990. - № 166.
  6. Бурлина Е.Я., Наумова О.С. Гуманитарные пространства университета: национальные и региональные аспекты: монография / Самарский научный центр Российской академии наук. - Самара, 2017. - 210 с.
  7. Бакшутова Е.В. Групповое сознание российской интеллигенции. - Самара: ПГСГА, 2015. - 502 с.
  8. Назаретян А.П. Антропогенные кризисы: гипотеза техно-гуманитарного баланса // Вестник Российской академии наук. - 2004. - Т. 74. - № 4. - С. 319-330.
  9. Положение о междисциплинарных проектных командах ФГБОУ ВО «СамГТУ».- Самара: СамГТУ, 2017 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://cipi.samgtu.ru/sites/cipi.samgtu.ru/files/polozhenie_o_mpk.pdf
  10. Положение о порядке проведения конкурсного отбора междисциплинарных проектов и формирования междисциплинарных проектных команд. - Самара: СамГТУ, 2017 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://cipi.samgtu.ru/sites/cipi.samgtu.ru/files/polozhenie_o_poryadke_provedeniy a_konkursnogo_otbora_mpk.pdf
  11. Зинченко В.П., Мунипов В.М., Рубахин В.Ф. Психологические проблемы эффективности и качества труда // Психологический журнал. - 1984. - № 2. - С. 25-34.
  12. Замфир К. Удовлетворенность трудом: Мнение социолога. - М., 1983. - 144 с.
  13. Ермолаева М.В., Охотенко Р.В. Удовлетворенность трудом как обобщенное переживание качества самореализации субъекта в пространстве его саморазвития // Мир психологии. - 2009. - № 2. - С. 249-256.
  14. Кулганов В.А., Новикова А.С. Командообразование как метод повышения удовлетворенности трудом и уровня развития малой социальной рабочей группы // Ученые записки ЗабГУ. - 2013. - № 3 (52). - С. 79-85.
  15. Лалу Ф. Открывая организации будущего. - М.: Манн, Иванов и Фербер. - М., 2016. - 329 с.
  16. Ширяев Е.А. К вопросу о критериях и показателях успешности обучения учащихся // Научные ведомости. Сер. Гуманитарные науки. - 2016. - № 14 (235). - Вып. 30. - С. 168-173.
  17. Теплинских М.В. Успешность профессиональной деятельности специалиста социальной сферы // Ползуновский вестник. - 2006. - № 3. - С. 252-257.
  18. Банщикова Т.Н. Профессиональная компетентность как фактор профессиональной успешности // Акмеология. - 2007. - № 1. - С. 25-29.

Copyright (c) 2017 Yusupova O.V., Bakshutova E.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies