Forming the content of education with the account of the principle of science at the end of the ХІХ - the beginning of the XX century


Cite item

Abstract

The article is devoted to the study of various approaches to the content of education in higher educational institutions of the Russian Empire at the end of the 19th and beginning of the 20th century, taking into account the principle of scientific character. The purpose of the article is to consider the specifics of the formation of the content of education in the practice period of the institutes of the Russian Empire, taking into account the ways of implementing the principle of scientific character. The government’s policy towards universities was characterized, the main features of which were centralism and regulation. The main reasons for the regress of the content of higher education are defined: formalism, excessive centralization, lack of academic freedom. Detailed attention is paid to personnel problems and shortcomings in the structures of the universities of the Russian Empire. The ways of realization of the scientific principle in the practice of higher educational institutions of the period under investigation are detailed: comprehensive improvement of the content of education (careful selection of the content of scientific disciplines which are taught in the institutes, obligatory consideration of the logic of science itself and the logic of teaching, presentation of new facts according to scientific hypotheses and theories), organization of educational and cognitive work of students (the use of progressive methods of teaching aimed at developing scientific interest, the formation of skills of scientific knowledge), organization of research work of students (attraction to work in scientific circles, societies, scientific projects of higher education departments). New approaches to the formation of the content of education are considered. Changes in programs and curricula are marked: the introduction of subjects of a scientific and practical orientation, the restructuring of a set of disciplines, the expansion of a number of courses and the emergence of new disciplines, the opening of necessary departments, a new distribution of hours and subjects. The requirements for the content of textbooks are listed: consistency, scientific character, accessibility.

Full Text

Введение Особое место в педагогической мысли конца ХІХ - начала ХХ века зани- мали вопросы содержания образования, которое всегда было достаточно ди- намичным и изменчивым компонентом процесса обучения, а его модерниза- ция происходила в соответствии с растущими потребностями общественного прогресса. Будучи системой зависимой, производной от других систем, со- держание образования формировалось сложно и противоречиво, что обуслов- лено ценностями общества, оно соответствовало его идеологии и социальной культуре. Выступая средством воплощения в жизнь целей образования, со- держание образования отражало как существующие, так и перспективные по- требности общества. Поэтому стратегическая направленность на повышение качества образования в исследуемый период обусловила новые подходы к формированию содержания образования, которые коснулись в первую оче- редь увеличения количества учебных дисциплин, расширения тематики их содержания, а это, в свою очередь, требовало новых учебных программ, учебных планов, способствовало интенсивному развитию учебно- методической литературы и разработке авторских курсов. В целом вопрос изучения различных подходов к формированию содержания образования в высших учебных заведениях Российской империи в конце ХІХ - начале ХХ века с учетом принципа научности не становился предметом отдельного ис- следования, что и обусловило актуальность выбранной темы. Актуальность исследования усиливается противоречиями: между усилением спроса современной системы высшего образования на историко-педагогический материал и значительной потерей ценных обра- зовательных доктрин изучаемого периода; между объективной необходимостью ориентации образовательного процесса на достижения современной науки и недостаточным уровнем реали- зации этих идей в практике высших учебных заведений; между необходимостью обновлять систему профессиональной подго- товки на национальной основе с учетом лучших достижений отечественной педагогики и недостаточно полным изучением достижений высшего образо- вания в историко-педагогическом аспекте. Обзор литературы Анализ работ современных исследователей, внимание которых привлека- ла проблема формирования содержания с учетом принципа научности в выс- ших учебных заведениях Российской империи в конце ХІХ - начале ХХ века, позволяет определить направления их научных поисков. Так, в работах историко-педагогического характера отдельные аспекты рассматриваемой про- блемы изучались в контексте исследования: содержания и организации учебно-познавательной деятельности сту- дентов (В. Барыбина, Н. Демьяненко, Л. Зеленская, А. Осова); организации научно-исследовательской работы студентов и преподавате- лей (В. Коваленко, А. Мартыненко, А. Микитюк, Н. Пузырева, Т. Соколенко); педагогического наследия выдающихся отечественных педагогов- ученых (Н. Головкова, А. Горчакова, В. Евдокимов, А. Кин, Н. Петренко, Н. Побирченко, И. Прокопенко, А. Антонова, Л. Штефан); становления системы высшего образования в стране в исследуемый пе- риод (В. Выхрущ, М. Евтух, А. Микитюк, А. Попова, Т. Соколенко); общих тенденций развития теории и практики высшего педагогическо- го образования в стране (А. Глузман, Н. Гупан, С. Золотухина, В. Курило). Материалы и методы Материалом исследования стали: материалы фондов библиотек; законодательные и нормативно-правовые акты Министерства народно- го просвещения Харьковского учебного округа; уставы, приказы, отчеты по научной деятельности Педагогического отдела Харьковского историко- филологического общества; периодические издания конца XIX - начала ХХ вв., в частности: «Вест- ник Европы», «Журнал Министерства Народного Просвещения», «Одесский вестник», «Русский вестник», «Труды педагогического отдела Харьковского историко-филологического общества», «Университетские известия»; научно-методические, историко-педагогические источники: учебники, статьи, пособия, конспекты лекций выдающихся отечественных ученых (Д. Багалей, В. Бузескул, М. Кареев, Н. Корф, П. Лесгафт, Н. Пирогов, Н. Сумцов, К. Ушинский, Н. Халанский), учебные программы, планы, рецен- зии, учебно-методические рекомендации ученых и педагогов Харьковского университета, которые были напечатаны в «Сборнике Харьковского истори- ко-филологического общества», «Трудах Педагогического отдела Харьков- ского историко-филологического общества». Методы исследования, которые применялись для получения объективной информации и достижения доказательности утверждений, представленных в данной статье: общенаучные (анализ, сопоставление, систематизация) - с целью опре- деления степени научной разработки проблемы, генезиса исследуемой кате- гории, классификации историко-педагогических источников, архивных доку- ментов, изучения и анализа педагогического наследия ученых и педагогов, нормативно-правовых и законодательных документов, материалов периодических изданий исследуемого периода, которые позволили обобщить и си- стематизировать взгляды отечественных педагогов, публицистов на исследу- емую проблему; историко-педагогические (хронологический, историко-типологический, логико-исторический) - для изучения и характеристики подходов к формиро- ванию содержания образования с учетом принципа научности в хронологиче- ской последовательности и динамике; сравнительно-исторический, логико-структурный и ретроспективный методы - для изучения, обобщения и систематизации идей прогрессивных педагогов рассматриваемого периода и выявления перспектив использования лучших достижений отечественных ученых - педагогов Российской империи конца ХІХ - начала ХХ века в современных условиях. Результаты исследования В конце ХІХ - начале ХХ века именно учебный план, составленный Ми- нистерством народного образования, отражал доминирующие тенденции но- вой парадигмы. Он определял образовательные области, перечень предметов, их распределение по годам обучения, общее количество часов. Учебный план регламентировал деятельность высших учебных заведений, имел характер четких указаний сверху и содержал руководство по применению, запрещая любое варьирование содержания и структуры. Даже учебные комитеты, со- стоявшие из ведущих профессоров и ректора, не имели права вносить любые изменения в программы, планы или расписания занятий без согласования с попечителем учебного округа. Таким образом, справедливо будет отметить, что централизм и регламентация стали основными характерными чертами правительственной политики в отношении университетов [11, 20]. Определяя основные причины регресса содержания высшего образования в исследуемый период (формализм, излишняя централизация, отсутствие акаде- мической свободы), прогрессивные педагоги (Д. Багалей, В. Бузескул, А. Лебедев) настаивали на целесообразности проявления инициативы, граждан- ской позиции преподавателей при разработке учебных планов, программ уни- верситетского преподавания, расширения кафедр и предметов, создание учебно- вспомогательных учреждений. Особо подчеркивалась необходимость соответ- ствия содержания образования потребностям общества, требованиям науки; до- казывалась необходимость использования принципа научности в процессе фор- мирования высшего образования. При этом особо подчеркивалась необходи- мость использования научного компонента в структуре содержания высшего образования, который бы формировал «научную культуру» молодого поколе- ния, позволял овладеть системой научных знаний, сформировать соответствую- щие умения и навыки, тягу к научной деятельности [2, 3, 4, 10]. Исследование показало, что во второй половине XIX века под влиянием прогрессивных преобразований всего научно-педагогического пространства возникли благоприятные условия для новых изменений в сфере образования. Высшим учебным заведениям разрешили вносить определенные коррективы в учебные планы. В результате в конце XIX века во многих университетах вместо ранее обязательных предметов (музыки, фехтования, танцев, верховой езды, церковного пения) активно внедрялись предметы научно-практической проблематики: сельскохозяйственное машиностроение, теория устройства машин для обработки земли, посевов, уборки урожая (Харьковский техноло- гический институт, 1895 г.), прикладная электрохимия (Харьковский техно- логический институт, 1896 г.), графическая статистика, сопротивление мате- риалов (Киевский политехнический институт, 1901 г.), фабричное законода- тельство (Киевский политехнический институт, 1901 г.), строительная меха- ника и строительное искусство (Екатеринославское высшее горное училище, 1906 г.), паровые турбины, коксование каменного угля (Харьковский техно- логический институт, 1907 г.), чертежи (Екатеринославское высшее горное училище, в 1908 г.), механические станки (Киевский политехнический инсти- тут, 1909 г.), воздухоплавание (Киевский политехнический институт, 1909 г.), судостроение и судовое оборудование (Харьковский технологический инсти- тут, 1910 г.), обработка льна (Харьковский технологический институт, 1910 г.), холодильное дело (Харьковский технологический институт, 1916 г.) и т. д. [14, 15, 17, 18]. Совершенствование содержания образования (тщательный отбор содер- жания наук для изучения, учет логики самой науки и логики преподавания, изложение новых фактов согласно научным гипотезам и теориям), организа- ция учебно-познавательной работы студентов (использование методов и при- емов обучения, направленных на развитие научного интереса, формирование навыков научного познания), организация научно-исследовательской работы студентов (привлечение к работе в научных кружках, обществах, в научных проектах кафедр высших учебных заведений) стали характерными явлениями конца XIX века - начала XIX [19]. Также необходимо отметить факт расширения ряда учебных курсов и дисциплин. Например, в 1910 г. в Харьковском технологическом институте обсуждался вопрос о преподавании курса обработки льна. Существенно был расширен курс технологии волокнистых веществ. В Киевском политехниче- ском институте был расширен курс лекций по химической технологии. В 1903 г. после заседания Всероссийского съезда деятелей практической гео- логии и разведывательного дела в Екатеринославском высшем горном учи- лище был расширен курс минералогии. В 1907 г. в Киевском политехниче- ском институте был расширен курс садоводства [13]. В ходе научного поиска было установлено, что предметом обсуждения передовой общественности в исследуемый период стало распределение предметов и часов относительно обязательных и необязательных компонен- тов учебного плана. Критике подвергалось: недостаточное количество учеб- ного времени для изучения обязательных предметов научно- профессиональной направленности, избыток предметов религиозного харак- тера, одинаковое количество часов для изучения профильных и общеобразо- вательных дисциплин. Очевидным минусом также было то, что количество предметов профессиональной направленности было достаточно малочислен- ным. Распределение предметов во временном диапазоне также было не всегда целесообразным: большое количество часов выделялась под предметы гума- нитарного и религиозного цикла, а на предметы специальной направленности часов выделялось недостаточно. Так, например, курс высшей математики на химическом отделении читался 3 часа в неделю. Столько же часов отводи- лось для изучения курса физики, который включал в себя понятия из механи- ки, оптики, акустики. Неорганическая химия читалась в вузах 4 часа в неде- лю. На преподавание механики отводилось 3 часа [22]. Отметим, что возникновение новых научных направлений, интенсивное развитие множества теорий и оформление их в статус научных отраслей зна- чительно расширило спектр изучаемых научных проблем даже в рамках од- ного предмета, что послужило причиной реструктуризации целого комплекса учебных дисциплин. Так, К. Ушинский для изучения на историко- филологическом факультете предлагал выделить следующие основные науч- ные направления: древние языки и классические языки; историко- политехнические науки; отечественная речь и речи новейшие [19]. Исследование показало, что на экономических и коммерческо- технических факультетах Киевского и Харьковского коммерческих институ- тов излагались юридические, экономические, коммерческие науки, что объ- яснялось определенной спецификой учебного направления в этих заведениях. Обязательными курсами были политэкономия и статистика, финансовое, рос- сийское, гражданское, торговое, уголовное, международное право, экономи- ческая география и история, философия, педагогика, сельскохозяйственное счетоводство, арифметика. Отметим, что для студентов-первокурсников Ки- евского коммерческого института на экономическом отделении читались ис- тория русского государственного права, новая российская и всеобщая исто- рия, энциклопедия права, статистика, политическая экономия. При этом чте- ние экономии, истории хозяйственного строя России и Западной Европы, международного права, общего счетоводства, экономической географии было запланировано в лекциях для второкурсников. Во время обучения на третьем курсе студенты знакомились с уголовным, международным, административ- ным, торговым, финансовым правом. На четвертом курсе для них читались лекции по вексельному делу, описательному товароведению, банковскому и транспортному делу, статистике и демографии, фабрико-заводскому счето- водству, банковскому счетоводству, теории политической экономии, эконо- мической истории России, политической арифметике, истории хозяйственно- го быта Западной Европы. Дополнительными лекциями для специалистов банковского дела были финансовое исчисления, коммерческая корреспон- денция, банковское счетоводство. В ходе научного поиска было установлено, что в 1871 г. в Харьковском ветеринарном институте была открыта кафедра зоотомии. Новым стало появление в 1890 г. курса оперативной хирургии с топографической анатомией. О высоком научном уровне преподавания этих курсов свидетельствуют данные о составе преподавателей Киевского ком- мерческого института, в котором было 22 профессора университета [5, 7, 16]. Отметим тот факт, что процесс введения новых курсов и расширения старых воспринимался неоднозначно. В ряде случаев инициатива профессор- ско-преподавательского состава наталкивалась на запрет. В частности, в 1895 г. было отклонено предложение о введении курса сельскохозяйственной гидротехники, несмотря на острую необходимость решения проблемы оро- шения земель и улучшения земледелия. В том же году отрицательной ответ был получен на предложение курса «Растения и их виды, почвы, мелиорация и ее экономические факторы». Не нашли поддержку у чиновников такие кур- сы, как политэкономия, организация работ горного инженера. Несмотря на огромные убытки от ежегодных пожаров в деревнях, было отклонено проше- ние о введении курса «Сельское огнестойкое строительство» в Киевском по- литехническом институте. В конце ХІХ - начале ХХ века санитарное состоя- ние горных заводов страны было достаточно низким. Высокий процент трав- матизма, большое количество смертей на рудниках и промыслах заставило преподавателей Харьковского технического института в 1897 г. ходатайство- вать о введении курса «Оказание первой помощи при несчастных случаях». Однако данное ходатайство долгое время не находило положительного ответа в Министерстве народного просвещения. Исследование показало, что в 1908-1909 гг. вопрос об изменении про- грамм и учебных планов поднимался на Делегатском Съезде, во время кото- рого были приняты следующие решения: обновление программ и учебных планов необходимо каждые пять лет; университет должен обеспечить полное выполнение учебного плана. Обратим внимание на тот факт, что изменения содержания образования выявили определенные кадровые проблемы и очевидные недостатки во мно- гих структурах университетов Российской империи. Для обеспечения препо- давания новых курсов и дисциплин были нужны дополнительные ресурсы, в связи с чем остро встал вопрос об открытии новых кафедр. Так, например, интенсивное развитие географии и оформление ее в самостоятельную науку обусловили необходимость открытия кафедры земледелия и географии. Известный педагог К. Ушинский предложил изучать историю географи- ческих открытий, географию древней истории, источников российской гео- графии в рамках кафедры землевладения. Основные задачи курса педагог усматривал в формировании заинтересованности студентов изучаемым пред- метом, в активизации их желания самостоятельно заниматься исследования- ми в определенной области, в обучении правильному использованию инфор- мативных источников (учебников, пособий, карт). «Главное не в том, чтобы вычитать весь предмет, а в том, чтобы пробудить в слушателях желание за- няться земледелием, познакомить их с процессом географических исследова- ний, приучить их пользоваться материалами» [4, c. 205]. В ходе научного поиска было установлено, что с развитием филологии в исследуемый период стало необходимым открытие кафедры лингвистики и сравнительной грамматики. Со становлением медицины актуальным стало открытие кафедры психиатрии, физиологической и патологической химии. К положительному результату могла привести замена дисциплины техноло- гии и агрономии на прикладную (технологическую и агрономическую) хи- мию, потому что до 70-х годов XIX века изучение агрономии и технологии в высших учебных заведениях имело ряд существенных недостатков (напри- мер, ограничение одними теоретическими взглядами, неиспользование ри- сунков и другой наглядности, отсутствие научного подхода). Отметим, что благодаря динамическим процессам в образовании проис- ходила активизация научно-педагогической сферы. После реформирования историко-филологических факультетов в университетах в 1856-1859 гг. ряд курсов (дидактика, педагогика, история педагогики, психология, логика, эсте- тика) был включен в структуру теоретической педагогической подготовки студентов. Также наблюдалось становление новых курсов («Педология», «Теория обучения», «Педагогика и дидактика», «Теория воспитания», «Анатомо-физиологические особенности детского возраста», «Душа ребенка», «Программы курсов гимназий или высших начальных училищ», «Гигиена», «Педагогическая психология», «Учение о детях, трудных в воспитательном отношении», «Гимназическая педагогика», «Психология», «Психология дет- ской души», «Психология творчества», «Природа как фактор воспитания», «Анатомия и физиология человека», «Учение о христианской нравственно- сти», «Организация учебно-воспитательных учреждений»). В Харьковском университете в начале ХХ века успешно читался курс «Общий обзор теорий XVIII-XIX вв.». Отметим, что с 1904 г. курс педагогики стал обязательным предметом для студентов историко-филологических факультетов [8]. Еще одним характерным явлением начала ХХ века стало создание раз- личных программ по педагогическим дисциплинам, активная разработка научных концепций, проектов, моделей педагогической подготовки препода- вателей с учетом единства теории и практики, достижения научности, с уче- том соответствия уровня полученных студентами педагогических знаний, умений и навыков развитию общества. Их авторами стали Г. Ващенко, Ф. Зе- леногорский, А. Музыченко, С. Русова, П. Тихомиров. Создателями профес- сиональных программ и инновационных форм педагогического образования стали В. Гельвиг, Т. Лубенец, И. Сикорский. Проведенное исследование позволило утверждать, что приблизительно до конца ХІХ века очевидной была проблема подготовки учебников для высших учебных заведений. Одним из существенных недостатков были явно устаревшие учебники «с их фактическими, анекдотичными, классическими и другими историями» [21, с. 176]. Многие современные исследователи (Л. Зеленская, Е. Кин, В. Миронен- ко) солидарны во мнении, что университеты Российской империи до конца XIX века не имели надлежащих вузовских учебников, - имеющиеся учебники носили поверхностный характер, содержали неточности, безграмотные кон- струкции, отличались непоследовательностью и демонстрировали низкий научный уровень. Так, широко практиковались занятия по учебникам В. По- ловцова, А. Постельса, А. Сапожникова, Н. Соколовского, написанным еще в начале XIX века. Известные отечественные педагоги (В. Вахтерев, М. Грушевский, Н. Сумцов, К. Ушинский и др.) выдвигали четкие требования к содержанию учебников (четкость определений, точность, достоверность, обоснованность приводимых сведений). Ряд требований касался стиля изложения (достовер- ность, научность, доступность, последовательность). Среди учебников, которые отвечали всем этим требованиям, можно назвать пособия и учебники Д. Багалея, В. Бузескула, А. Ефименко, Н. Халанского. Так, например «Российская история» Д. Багалея содержала фото памятников старины и искусства, интересные карты, отражала все важнейшие достижения современ- ной науки. В «Российскую историографию» Д. Багалей заложил прочную осно- ву для научного изучения отечественной истории, исключив субъективные взгляды на теоретические научные положения. Также живой научный интерес у студентов высших учебных заведений Российской империи в исследуемый пе- риод вызывали пособия по античной истории В. Бузескула «Введение в историю Греции», «Лекции по истории Греции», «Краткое введение в историю Греции», «История Афинской демократии», пособие А. Лебедева «Курс истории церкви для студентов Харьковского университета», руководство И. Нетушила «Обзор Римской империи. Лекции в императорском Харьковском университете и на высших женских курсах». В. Бузескул в статье «По поводу новых учебников всеобщей истории» особое внимание уделил рассмотрению «Учебника Всеобщей Истории» П. Виноградова, отметив причинно-следственные связи между фактами и со- бытиями, их достоверность, доступность изложения материала, наличие фак- тического материала в учебнике, включение в его содержание найденных в XIX веке трактатов Аристотеля, максимальное соответствие требованиям программы, утвержденной министром народного образования. В этой же ста- тье Бузескул оценил содержание учебника по истории К. Иванова «История Средних веков», которой был написан с учетом последних современных ис- следований, содержал важный исторический материал, представленный в структурированной, доступной форме, соответствовал новым потребностям общества. Положительные отзывы прогрессивных педагогов получил учеб- ник А. Краснова «Основы земледелия», который стал первым учебником для высших учебных заведений по физической географии и трижды переиздавал- ся, и учебник «География растений». Информацию о новейших направлениях в медицине содержали учебники и пособия Н. Пирогова Klinische Chirurgie, В. Караваева «Записки лекций. Курс оперативной хирургии», Ю. Шиманов- ского «Краткое руководство к практическим упражнениям в десмологии для студентов» [6, 9, 22]. Представляется важным отметить, что в конце XIX века сложилась тра- диция передавать библиотечным фондам университетов учебники и пособия, написанные профессорами высших учебных заведений страны. Обсуждение и заключение Таким образом, можно отметить, что в исследуемый период актуальным был вопрос полного соответствия содержания высшего образования непре- рывно растущим потребностям общественного прогресса. Именно четкая стратегическая направленность на повышение качества образования в Рос- сийской империи в конце XIX - начале XX века актуализировала очевидную проблему отбора содержания образования в высших учебных заведениях. К содержанию образования был предъявлен ряд специальных требований: нацеленность содержания образования в вузах страны на реализацию основ- ных целей образования; практическая направленность и научная значимость, приоритетность задач формирования инициативной, самостоятельной, эруди- рованной, творческой личности будущего специалиста. Также важно отме- тить факт прямой зависимости требований научности в содержании образо- вания от развития системы высшего образования в целом при строгой подчи- ненности министерствам и ведомствам, действии уставов. Все это отражало характер правительственной политики в отношении работы высшей школы и запросы общества в Российской империи. Новые подходы к формированию содержания образования коснулись в первую очередь изменений в учебных планах и программах (увеличение количества учебных дисциплин, расширение тематики их содержания, инте- грация ряда предметов, внедрение авторских курсов). Изменения содержания образования выявили проблемы кадрового обеспечения, недостатки многих структур университетов, в частности кафедр. В исследуемый период на фоне развития и становления научно-педагогической теории, разработки новых высоких требований к содержанию и структуре учебно-методической литера- туры интенсивно развивается учебно-методический комплекс. Появляется значительное количество работ, монографий, учебников по педагогике, исто- рии педагогики, школьной гигиене, общей и педагогической психологии. Требования научности в содержании учебно-методической литературы за- ключались в необходимости последовательного взаимосвязанного научного изложения фактов, продуманной структурированной системы, оправданного объема, доступности информации, соответствия интеллектуальным возмож- ностям студентов.
×

About the authors

Tatyana B. Kuzyomа

Humanitarian and Pedagogical Institute of ‘Sevastopol State University’

Email: Takida_power@inbox.ru
Cand. Ped. Sci., Associate Professor of Foreign Languages and Teaching Technique Department.

References

  1. Агрономический кружок при Киевском политехническом институте. - К.: Изд- во Киев. ун-та, 1913. - 62 с.
  2. Ананьин С.А. Педагогика высшей школы // Школа и жизнь. - 1911. - № 44. - С. 9-14.
  3. Багалей Д.И. Несколько слов об элементарной методике истории // Труды педагогического отдела Харьковского историко-филологического общества. - Х., 1894. - С. 1-11.
  4. Багалей Д.И., Осипов И.П. Ученые общества и учебно-вспомогательные учреждения Харьковского университета (1805-1905 гг.). - Х.: Изд-во ун-та, 1911. - 280 с.
  5. Березин Н. Рецензия на учебник Терешкевича «Начало географии». - К.: Образование, 1896. - 89 с.
  6. Бородин Н.А. Программа курса «Искусственное охлаждение и его значение в мировой торговле и промышленности», намеченная к прочтению в 1912/1913 гг. в Санкт-Петербургском политехническом и Киевском коммерческом институте Н.А. Бородиным. - СПб.: [б.и.], 1913. - 17 с.
  7. Бузескул В.П. Харьковское историко-филологическое общество. - Х.: Ист. обозрение, 1890. - 222 с.
  8. Бузескул В.П. По поводу новых учебников по всеобщей истории // Труды педагогического отдела Харьковского историко-филологического общества. - 1893. - Вып. I. - С. 91-97.
  9. Бунге Н.Х. О современном направлении русских университетов и о потребностях высшего образования. - М.: Рус. вестник, 1858. - 359 с.
  10. Варадинов Н. Необходимость реформ в нашем университетском преподавании // Журнал Министерства Народного Просвещения. - 1870. - Отд. 3, № 7. - 18 с.
  11. Вахтеров В.П. Всеобщее обучение // Русская мысль. - 1879. - № 7. - С. 36-38.
  12. Виноградов П.Г. Учебное дело в наших университетах // Вестник Европы. - М., 1901. - 572 с.
  13. Воловенко П.Ф. Сборник постановлений и распоряжений начальства по университету Св. Владимира и другим университетам. - К.: Тип. «Работник», 1912. - 1020 с.
  14. Воротинцев Н.И. Полный сборник правил приема и программ на 1909/1910 учебный год высших, средних и низших учебных заведений России, мужских и женских, правительственных и частных. - СПб.: [б.и.], 1909. - 527 с.
  15. Иванов М.Ф. О необходимости более рационального преподавания животноводства в ветеринарных институтах. - Х.: [б.и.], 1911. - 55 с.
  16. Известия Киевского Политехнического института Императора Александра ІІ: отдел инженерно-механический: [кн. 4.]. - К.: Изд-во Киев. политехн. ин-та, 1903. - С. 7-25.
  17. Историко-филологический факультет Харьковского университета за первые сто лет его существования (1805-1905): история факультета / [авт. текста М.Г. Халанский, Д.И. Багалей]. - Х.: Тип. Дарре, 1908. - 558 с.
  18. Кузёма Т.Б. Реализация принципа научности в практике высшей школы Украины в конце ХІХ - начале ХХ века: дис. … пед. наук: 13.00.09 / Татьяна Борисовна Кузёма. - Х., 2011. - 244 с.
  19. Лавровский Н. Из первоначальной истории Харьковского университета // Журнал Министерства Народного Просвещения. - 1869. - № 10. - 260 с.
  20. Ушинский К.Д. Избранные педагогические сочинения: в 2 т. [ред. коллегия А.И. Пискунов (гл. ред.) и др.]. - М.: Педагогика, 1974.- Т. 1. - 584 с.
  21. Эймонтова Р.Г. Русские университеты на грани двух эпох: от России крепостной к России капиталистической. - М.: Наука, 1985. - 349 с.

Copyright (c) 2018 Kuzyomа T.B.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies