The features of the first impression effect in political perception


Cite item

Abstract

The research is aimed at studying the features of the first impression effect in political perception. The research consists of two experiments. The first experiment is devoted to the study of the influence of evaluating the facial attractiveness of a candidate for further electoral choice. The second experiment is devoted to the study of the influence of the first impression, based on the evaluation of the candidate's political initiatives, on the further electoral choice. The results of the first experiment showed that a negative evaluation of attractiveness didn’t lead to a decrease in the further political evaluation, but even lead to its increase. The results of the second experiment don’t allow to conclude that the first impression influences electoral choice, since in this case the subjects didn’t have a dissonance between the primary data and the subsequent information about the candidate. Brief data about the political views of the candidate turned out to be more significant for electoral choice than detailed biographical information.

Full Text

В связи с усложнением коммуникативной среды первичные межличност- ные оценки формируются зачастую на основе минимального объема инфор- мации. По этой причине особый интерес представляют особенности проявления «эффекта ореола» в различных сферах общественной жизни. Еще в сере- дине прошлого столетия было обнаружено, что оценка одного качества чело- века влияет на дальнейшую оценку других его характеристик. В ходе экспе- риментов Соломона Аша было показано, что, однажды причислив конкретно- го человека к классу «хороших» или «плохих», мы склонны интерпретиро- вать его дальнейшее поведение исходя из этого решения. Согласно теории когнитивного диссонанса, одной из причин возникнове- ния данного эффекта может служить сглаживание противоречий. При этом исследования Д. Купера и Р. Фазио показывают, что важным фактором воз- никновения диссонанса является понимание человеком своей ответственно- сти за нежелательные последствия своего поступка [1]. Для возникновения когнитивного диссонанса необходимо, чтобы человек объяснял свое поведе- ние личными причинами, а не обстоятельствами, связанными с ситуацией. Однако в исследовании Р. Риделл и Б. Гавронски было показано, что новая информация, противоречащая первому впечатлению о человеке, привязыва- ется к контексту, в котором она была получена [2]. Основываясь на принципе когнитивной согласованности, авторы утверждают: нарушение ожиданий, вызванных первым впечатлением, приводит к тому, что человек начинает ис- кать причины этого несоответствия в наличной ситуации [3]. Первоначальное впечатление о человеке при этом продолжает определять оценочные сужде- ния для любых других контекстов. Еще одно объяснение сохранения первого впечатления предложено в рамках метакогнитивной модели, разработанной Р. Петти и коллегами [4, 5]. Авторы предполагают, что если человек решил изменить свое мнение и принять новую информацию, противоречащую первому впечатлению, то старая информация не забывается, а помечается как неверная. Однако перво- начальная оценка часто проявляется, так как поначалу она слабо ассоцииру- ется с пометкой об ошибочности. Тем не менее к настоящему моменту описан ряд условий, при которых возможно изменение первого впечатления [6, 7]. Так, было показано, что ис- пытуемые, которые имели негативное первое впечатление о человеке, могут изменить его, если узнают причины его «плохого» поведения, которые связа- ны с последующим «хорошим» поступком [8]. В то же время Р. Петти с кол- легами выяснили, что при изменении оценок, вызванных первым впечатлени- ем о человеке, испытуемые склонны снижать уверенность в своих ответах, а также тратить на ответ больше времени, чем испытуемые, не имеющие про- тиворечивого первого впечатления [9]. Исследования показывают, что эффект первого впечатления оказывает влияние на решение задач разного типа. При этом особый интерес представляет изучение прогностических аспектов первого впечатления. Так, в экспе- рименте Н.Б. Березанской испытуемым предлагалось «по первому впечатле- нию», не решая задачи, всего за 1-2 мин классифицировать 8 однородных за- дач, сходных по внешнему виду и одинаковых по сложности, на «решаемые» и «нерешаемые». В действительности все задачи были решаемыми. Однако в ходе эксперимента было показано, что задачи, которые были оценены как нерешаемые, являются более сложными и решаются хуже [10]. Прогностические аспекты первого впечатления играют особую роль в изучении политического восприятия как особого вида социальной перцепции. В рамках современного электорального процесса избиратель зачастую получает лишь краткую и разрозненную информацию о кандидатах. В то же время иссле- дования показывают, что первое впечатление о политическом лидере оказывает существенное влияние на дальнейший электоральный выбор [11-13]. Так, на ос- нове первого впечатления о внешности политика избиратели достраивают его образ, приписывая ему определенные политические взгляды и убеждения [14]. Исследования А. Тодорова свидетельствуют о том, что 10-секундного предъяв- ления портретной фотографии политического лидера достаточно для принятия решения о его компетентности [15]. В экспериментах без ограничения времени показано, что у испытуемых уходит не более 3,5 секунд на выбор более компе- тентного из двух представленных политиков. При этом подобные суждения о компетентности политиков, основанные лишь на кратком предъявлении фото- графий, помогли авторам верно спрогнозировать исход выборов в 70 процентах случаев [16]. В связи с этим представляются перспективными дальнейшие ис- следования различных аспектов проявления эффекта первого впечатления в рамках политического восприятия. В настоящем исследовании рассматриваются особенности проявления эффекта первого впечатления в политическом восприятии. Цель исследова- ния заключается в изучении роли первого впечатления о политическом лиде- ре для дальнейшего электорального выбора. Гипотеза исследования состоит в том, что первое впечатление о политическом лидере сказывается на электо- ральном выборе даже в случае расхождения с последующей информацией. В ходе исследования эффекта первого впечатления в политическом вос- приятии проведены два эксперимента. Первый эксперимент посвящен изучению влияния оценки внешней привле- кательности кандидата на дальнейший электоральный выбор. Эксперимент был проведен в два этапа и предполагал участие контрольной и экспериментальной групп. На первом этапе испытуемым экспериментальной группы (N = 20) пред- лагалось оценить фотографии 60 мужчин по степени привлекательности (по шкале от -2 до +2). На втором этапе (на следующий день) испытуемым сообщалось, что эти люди являются кандидатами в депутаты на муниципальных выбо- рах. Затем испытуемым предъявлялись те же фотографии, но в другом порядке (рандомно). Каждая фотография сопровождалась списком из 5 биографических и социально-экономических характеристик (например: место работы, образова- ние, семейное положение, перечень имущества, сумма доходов за год). Испыту- емым предлагалось ответить на вопрос: «Могли бы Вы поддержать данного кан- дидата на предстоящих выборах?». В этой части эксперимента большинство «привлекательных» фотографий сопровождались отрицательными наборами ха- рактеристик, а большинство «непривлекательных» - положительными. Характе- ристики были подобраны по результатам предварительно проведенных фокус- групп. Разделение на положительные и отрицательные наборы характеристик было проведено на основе анализа результатов опроса 60 жителей Санкт- Петербурга (60 % - женщины, 40 % - мужчины; средний возраст 27,0 ± 3,6 лет). Участники опроса соответствовали участникам основного эксперимента по воз- расту и уровню образования. Разделение фотографий на «привлекательные» и «непривлекательные» было проведено в результате тестового эксперимента. Ис- пытуемые контрольной группы (N = 20) участвовали только во втором этапе эксперимента. Второй эксперимент посвящен изучению влияния первого впечатления, основанного на оценке политических инициатив кандидата, на дальнейший электоральный выбор. На первом этапе испытуемым экспериментальной группы (N = 20) предлагалось оценить кандидатов в депутаты на основе предложенных ими политических инициатив (по шкале от -2 до +2). На вто- ром этапе (на следующий день) испытуемым предъявлялись тексты тех же политических инициатив (например, «повысить пенсионный возраст на 3 го- да», «ввести налог на сверхдоходы»). При этом текст каждой инициативы со- провождался списком из 5 биографических и социально-экономических ха- рактеристик кандидата (идентичных тем, которые использовались в первом эксперименте). Испытуемым предлагалось ответить на вопрос: «Могли бы Вы поддержать данного кандидата на предстоящих выборах?». Как и в пер- вом эксперименте, большинство положительных инициатив сопровождались отрицательными наборами характеристик, и наоборот. Разделение политиче- ских инициатив на положительные и отрицательные было проведено на осно- ве анализа результатов опроса 45 жителей Санкт-Петербурга (68 % - женщи- ны, 32 % - мужчины; средний возраст 24,5 ± 5,0 лет). Участники опроса соот- ветствовали участникам основного эксперимента по возрасту и уровню обра- зования. Испытуемые контрольной группы (N = 20) участвовали только во втором этапе эксперимента. Для статистической обработки полученных данных использовался t-критерий Стьюдента для независимых выборок. Сравнение оценок экспе- риментальной и контрольной групп (эксперимент 1) представлено на рис. 1. Данные, представленные на рисунке, свидетельствуют о том, что испыту- емые экспериментальной группы оценивают «непривлекательных» кандида- тов с положительными характеристиками выше (M = 0,36, SD = 0,35), чем ис- пытуемые контрольной группы (M = 0,1, SD = 0,35; t(58) = 2,741; p < .05). Следовательно, негативная оценка привлекательности в первой части экспе- римента привела не к снижению социальной оценки во второй части, а к ее повышению. Различия между группами в оценке кандидатов с отрицатель- ными характеристиками не обнаружены. Рис. 1. Средняя оценка кандидатов с положительными и отрицательными характеристиками в экспериментальной и контрольной группах (эксперимент 1) Полученные результаты можно объяснить тем, что оценивание социальных характеристик на основе внешней привлекательности является общественно по- рицаемым поступком. По этой причине при сглаживании получившегося проти- воречия испытуемый пытался не скрыть различия, а подчеркнуть их для того, чтобы избежать субъективного и общественного неодобрения. По нашему мне- нию, различия в оценках обусловлены тем, что хотя испытуемым обеих групп предъявлялись фотографии кандидатов, внимание участников контрольной группы не акцентировалось на их привлекательности. Таким образом, результаты эксперимента соотносятся с данными о том, что первое впечатление о внешней привлекательности кандидата сказывается на дальнейшем электоральном выборе [11-15]. Однако результаты данного эксперимента свидетельствуют не о прямой, а об обратной связи между эти- ми явлениями. Можно предположить, что в указанных исследованиях участ- ники связывали свои оценки не с привлекательностью кандидата, а с опреде- ленными чертами личности политика, которые ассоциируются с его внешно- стью, в то время как в данном эксперименте в момент формирования первого впечатления перед испытуемыми стояла задача оценить привлекательность представленного человека. Следовательно, первичная оценка была лишена политической составляющей. Поэтому в момент, когда испытуемому сооб- щали, что ранее он оценивал политических лидеров, он сталкивался с проти- воречием, понимая, что оценивание социальных характеристик человека по его внешности не одобряется обществом. В связи с этим испытуемый пытал- ся завысить оценку «непривлекательных» кандидатов с положительными ха- рактеристиками, подчеркивая, что внешняя привлекательность политических лидеров никак не повлияла на его электоральный выбор. Сравнение оценок экспериментальной и контрольной групп по данным второго эксперимента представлено на рис. 2. Рис. 2. Средняя оценка кандидатов с положительными и отрицательными характеристиками в экспериментальной и контрольной группах (эксперимент 2) Согласно данным, представленным на рисунке, участники обеих групп оценивают кандидатов с положительными инициативами и отрицательными характеристиками выше (M = 0,37; M = 0,45; t(58) = -0,653; p > .1), чем канди- датов с отрицательными инициативами и положительными характеристиками (M = -0.80; M = -0.65; t(58) = -1.203; p > .1). Следовательно, даже испытуемые контрольной группы, получавшие всю информацию одновременно, при фор- мировании оценок в большей степени ориентировались на политические инициативы кандидата, чем на информацию о нем. Различия в оценках между группами не обнаружены. Таким образом, полученные данные не позволяют сделать вывод о влия- нии первого впечатления на электоральный выбор, так как в ходе экспери- мента у испытуемых не возник диссонанс между первичными данными и по- следующей информацией о кандидате. Однако по результатам эксперимента можно заключить, что даже краткие данные о политических взглядах канди- дата более значимы для электорального выбора, чем подробная биографиче- ская и социально-экономическая информация о нем. Следовательно, можно предположить, что при расхождении впечатлений от предвыборный агитации и информации о кандидатах, размещаемой на избирательных участках, у из- бирателей не возникнет противоречия, способного повлиять на их выбор. Проведенное исследование показало, что первое впечатление, основанное на внешней привлекательности, оказывает влияние на электоральный выбор. Негативные оценки привлекательности кандидатов позитивно повлияли на дальнейший электоральный выбор. Таким образом, можно заключить, что в ситуации противоречия между первым впечатлением о внешности и новой информацией люди склонны не скрывать данные различия, а подчеркивать их, избегая субъективного и общественного неодобрения. Исследование вли- яния первого впечатления, основанного на оценке политических инициатив кандидата, на дальнейший электоральный выбор не позволило сделать выво- ды о проявлении данного эффекта. Краткие данные о политических взглядах кандидата оказались более значимыми для электорального выбора, чем по- дробная биографическая и социально-экономическая информация о нем, по- этому в такой ситуации противоречия между первичными данными и после- дующей информацией о политическом лидере не возникло.
×

About the authors

Karina K. Bakuleva

Saint Petersburg State University

Email: karina.bakuleva@gmail.com
Cand. Psych. Sci., Assistant Lecturer of Political Psychology Department 7-9, Universitetskaya nab., St. Petersburg, 199034

Natalia V. Andriyanova

Saint Petersburg State University

Email: andriyanova89@mail.ru
Cand. Psych. Sci., Senior Lecturer of Psycology Department 7-9, Universitetskaya nab., St. Petersburg, 199034

Maksim V. Petrov

Saint Petersburg State University

Email: petrov_m@list.ru
Cand. Psych. Sci., Researcher 7-9, Universitetskaya nab., St. Petersburg, 199034

Irina V. Golovanova

Saint Petersburg State University

Email: ir.golovanova@gmail.com
Postgraduate 7-9, Universitetskaya nab., St. Petersburg, 199034

References

  1. Cooper J., Fazio R.H. A new look at dissonance theory // Advances in Experimental Social Psychology/ ed. by L. Berkowitz. 1984. Vol. 17. P. 229-266.
  2. Rydell R.J., Gawronski B. I like you, I like you not: Understanding the formation of context-dependent automatic attitudes // Cognition and Emotion. 2009. Vol. 23. P. 1118-1152. doi: 10.1080/02699930802355255.
  3. Gawronski B., Rydell R.J., Vervliet B., De Houwer J. Generalization versus contextualization in automatic evaluation // Journal of Experimental Psychology: General. 2010. Vol. 139. № 4. P. 683-701. doi: 10.1037/a0020315.
  4. Petty RE, Briñol P. Evaluation structure and change: Implications for implicit measures. In: Gawronski B, Payne BK. // Handbook of implicit social cognition: Measurement, theory, and applications. 2010. P. 335-352. Petty RE, Briñol P, DeMarree KG. The meta-cognitive model (MCM) of evaluations: Implications for evaluation measurement, change, and strength // Social Cognition. 2007. Vol. 25. P. 657-686. doi: 10.1521/soco.2007.25.5.657.
  5. Wilson TD, Lindsey S., Schooler TY. A model of dual evaluations // Psychological Review. 2000. Vol. 107(1) P. 101-126. doi: 10.1037/0033-295X.107.1.101.
  6. Wyer NA. You never get a second chance to make a first (implicit) impression: The role of elaboration in the formation and revision of implicit impressions // Social Cognition. 2010. Vol. 28(1). P. 1-19. doi: 10.1521/soco.2010.28.1.1.
  7. Mann T.C., Ferguson M.J. Can we undo our first impressions? The role of reinterpretation in reversing implicit evaluations // Journal of Personality and Social Psychology. 2015. Vol. 108(6). P. 823-849. doi: 10.1037/pspa0000021.
  8. Petty RE, Tormala ZL, Briñol P., Jarvis WBG. Implicit ambivalence from evaluation change: An exploration of the PAST model // Journal of Personality and Social Psychology. 2006. Vol. 90(1). P. 21-41. doi: 10.1037/0022-3514.90.1.21.
  9. Тихомиров О.К. Психология мышления: Учеб. пособие. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. - 272 с.
  10. Carpinella C.M., Johnson K.L. Face Value: Facial Appearance and Assessments of Politicians // Oxford Research Encyclopedia, Politics (politics.oxfordre.com). Oxford University Press, USA. 2016. doi: 10.1093/acrefore/9780190228637.013.62.
  11. Franklin R.G. & Zebrowitz L.A. The influence of political candidates‘ facial appearance on older and younger adults‘ voting choices and actual electoral success // Cogent Psychology. 2016. Vol. 3(1). doi: 10.1080/23311908.2016.1151602.
  12. Koppensteiner M. and Stephan P. Voting for a personality: Do first impressions and self-evaluations affect voting decisions? // Journal of Research in Personality. 2014. Vol. 51. P. 62-68. doi: 10.1016/j.jrp.2014.04.011.
  13. Свешникова Н.О. Психологическая структура реального и идеального образа политического лидера // Диагностирование языковой личности и речевое поведение политика. - Ростов н/Д: ИПО ПИ ЮФУ, 2009. - С. 130-149.
  14. Todorov A. Face Value: The Irresistible Influence of First Impressions. Princeton, New Jersey: Princeton University Press. 2017. 323 р.
  15. Todorov A., Fiske S.T. & Prentice D.A. (Eds), Social Neuroscience: Toward Understanding the Underpinnings of the Social Mind. New York: Oxford University Press. 2011. 328 p.

Copyright (c) 2017 Bakuleva K.K., Andriyanova N.V., Petrov M.V., Golovanova I.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies