Concepts of emotions in the english language from a cognitive-psychological perspective


Cite item

Abstract

The article deals with the study of the characteristic features of cognitive psychology as a science of human interaction with the reality. The humans’ desire to gain some valuable things and their understanding of capabilities to implement this desire determine the occurrence of a certain emotion, prompting people to action. The cognitive content of the emotion of fear is a situation in which an individual predicts the probable damage and at the same time he hasn’t enough resources or ability to avoid this damage. The intensity of any emotion is determined by two factors: the amount of the predicted damage and the degree of its probability. The characteristic features of English linguacultural concepts of basic emotions are analyzed (the “fear” concept is taken as an example) and a typical scenario of a situation in which they arise is given.

Full Text

Когнитивная психология - это наука, которая занимается изучением за- кономерностей познания человеком окружающей действительности [1; 2]. Человеческая личность с точки зрения когнитивной психологии включает в себя интенциональную сферу (сферу желаний, стремлений, намерений), ра- циональную сферу (сферу мышления) и эмоциональную сферу (сферу чувств, эмоций, аффектов, страстей, настроений и т. п.) [3]. «Ядром» личности явля- ется первая из вышеперечисленных сфер, называемая также интенциалом. Все три упомянутые сферы связаны с отражением действительности, состав- ляющим их когнитивный аспект. Когнитивный мир личности, таким образом, имеет интенциональную, эмоциональную и рациональную грани. Эмоции возникают у человека в ситуациях определенного класса и де- терминируются их структурой. Эта структура и есть когнитивное содержание эмоций, подлежащее анализу и описанию. Эмоции тесно связаны с желания- ми, содержанием которых являются ценности. Этим обусловлено фундаментальное деление эмоций на положительные и отрицательные. Если воспри- нимаемое субъектом положение дел совпадает с содержанием его интенции, он испытывает положительную эмоцию. Например, если желание быть вме- сте с любимым человеком наконец-то осуществляется, субъект испытывает радость. Если же наблюдаемое положение дел рассогласовано с содержанием интенции, субъект переживает отрицательную эмоцию. Например, если некто хочет быть вместе с любимым человеком, но вынужден с ним расстаться, он испытывает огорчение. Базовые (фундаментальные) эмоции - это те аффективные состояния, ко- торые унаследованы человеком в ходе эволюционного развития от животных предков и присущи как человеку, так и высшим животным [4]. Рассмотрим их особенности на примере эмоционального концепта «страх». Страх является базовой, отрицательной, астенической, прогностической эмоцией. Все эмоции, отраженные в концептах с такими характеристиками, возникают a priori, до возникновения ситуации, в которой субъект может утратить либо, наоборот, обрести ту или иную ценность. Они появляются у субъекта на основе прогноза ситуации, который он делает исходя из имею- щихся предвосхищающих признаков (прогностические эмоции). Например, жители города испытывают страх, слыша сигнал воздушной тревоги, и т. п. Астеническими мы называем их потому, что они не приводят к волевому ак- ту, направленному на изменение ситуации. Даже если субъект проявляет при этом какую-то двигательную активность - например, в панике бежит - это не есть акт воли, это есть проявление слабости духа (напомним, что греч. asthe- nia буквально означает «бессилие») [5]. Общая формула базовых отрицательных эмоций, по нашим представле- ниям, имеет следующий вид: ПЕРЕЖИВАЕТ¯ х (ХОЧЕТ х, А) И ВОСПРИНИМАЕТ х, В И ПРОГНОЗИРУЕТ х (ВОЗМОЖНО / ВЕРОЯТНО НЕ А), где х - субъект, А - желаемое положение дел, В - приметы, показывающие, что дело принимает нежелательный оборот [6]. Здесь очень важен модальный оператор: страх возникает именно в ре- зультате вероятностного прогнозирования ущерба. Детерминированный не- благоприятный прогноз вызывает не страх, а другие негативные эмоции (уныние, подавленность, отчаяние и т. д.). Например, подсудимый боится возможности смертного приговора, а уже бесповоротно осужденный на казнь испытывает не страх, а отчаяние - ведь у него нет надежды. Страх су- ществует лишь чередуясь с надеждой - состоянием, которое тоже основано на вероятностном прогнозировании, но отличается от страха своим знаком (ориентированностью на позитивный, а не на негативный исход ситуации). Ниже приводится сценарий эмоции «страх», являющийся результатом развертывания вышеприведенной формулы. СЦЕНАРИЙ «СТРАХ / УЖАС» ИСХОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДЕЛ: СУЩЕСТВУЕТ х. СУЩЕСТВУЕТ z. ПОТЕНЦИЯ z: МОЖЕТ z (НАНОСИТ УЩЕРБ z, х). КОГНИТИВНОЕ СОСТОЯНИЕ х: ПРОГНОЗИРУЕТ х (ВОЗМОЖНО /ВЕРОЯТНО (НАНОСИТ УЩЕРБ z, х)). СЛЕДСТВИЕ (ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ х): БОИТСЯ х (НАНОСИТ УЩЕРБ z, х); вариант БОИТСЯ х (ТЕРПИТ УЩЕРБ х). Актант х - субъект (человек или животное), а актантом z может быть и не субъект, а неодушевленная стихия, случай, судьба и т. п. Интенсивность этой эмоции прямо пропорциональна степени риска, который, в свою очередь, определяется двумя факторами: размером предпола- гаемого ущерба и степенью его вероятности. Если прогнозируемый ущерб мал и низковероятен, то субъект относится к грядущему событию лишь с лег- кой опаской. Напротив, если прогнозируемый ущерб велик и высоковероятен, то страх максимален. В промежуточных случаях интенсивность страха опре- деляется соотношением показателей: малая величина размера ущерба может компенсироваться большой величиной вероятности ущерба, и наоборот. Например, при автомобильной аварии ущерб может быть очень велик (вплоть до потери жизни), но если дорога пустынна (вероятность столкновения весь- ма низка), то водитель мчится почти без опаски. С ростом вероятности ущер- ба (увеличением числа машин) боязнь столкновения возрастает и водитель снижает скорость. Такова динамика интенсивности страха: этот признак яв- ляется переменной величиной. Строго говоря, то, чего боится субъект, - это ущерб, наносимый его цен- ностям и интересам. Это непосредственная причина его страха. Допустим, человек боится потерять жизнь. Для выражения этого существуют языковые формулировки типа He is afraid of death, в которых сказуемое сочетается прямо с наименованием возможного ущерба. Однако далее намечается при- чинно-следственная цепь: ущерб является следствием того или иного дей- ствия - скажем, выстрела из-за угла. Страх субъекта может быть перенесен на это действие, и для этого существуют опосредованные языковые способы вы- ражения этой мысли - например, He is afraid of a shot from-round a corner. Да- лее, вредоносное действие совершается неким субъектом - скажем, наемным убийцей. В этих случаях страх переносится на него: He is afraid of a killer. Но и это еще не конец цепи: киллер, очевидно, кем-то нанят - к примеру, мафи- ей. Отсюда He is afraid of the mafia. Однако мафия имеет причину для такой акции - например, месть. Отсюда He is afraid of the mafia’s revenge. Но месть является следствием поступка, ущемляющего интересы мстителя. Отсюда He is afraid of the consequences of his conflict with the mafia. Возможно, эту цепь причин и следствий можно продолжать, однако и этого ее фрагмента доста- точно, чтобы убедиться: при переходе от сценария к его естественно- языковому выражению возможен ряд вариантов интерпретации сценария. Ко- гда мы читаем: Stapleton was afraid of Holmes [7], мы, имея в голове весь сце- нарий, понимаем: Стэплтон боялся гибели, которая могла наступить в резуль- тате казни, которая могла состояться в результате смертного приговора, ко- торый мог быть следствием разоблачения, которое мог произвести Холмс. И это лишь основные звенья. Можно также выделить промежуточные: Стэплтон боялся петли, суда, ареста, погони, проницательности ума сыщика и т. д. Каждое из звеньев этой цепи может фигурировать в лексико-синтаксической конструкции Stapleton was afraid of…, но сценарий на метаязыке во всех слу- чаях один и тот же; различаются лишь нюансы его естественно-языковой ин- терпретации. Если образ ситуации - это феномен мышления, то его вербаль- ное описание - это явление языковое. Вышеприведенное рассуждение, на наш взгляд, подтверждается тезисом А.Ф. Лосева о том, что «понимание выбирает из данного предмета те или другие его элементы… отодвигая в то же время другие его элементы на зад- ний план… Это и значит, что язык есть конкретизация и практическое осу- ществление мышления» [8]. Упомянутые «конкретизация и практическое осуществление мышления» наблюдаются и в семантике языковых имен, де- сигнирующих английские лингвокультурные концепты базовых эмоций. Итак, в данной статье мы раскрыли возможности применения когнитив- ной психологии для анализа концептов эмоциональных состояний, рассмот- рев особенности содержания эмоций и примеры ситуаций, в которых они проявляются наиболее ярко.
×

About the authors

Olga A. Kistanova

Samara State Technical University

Cand. Phil. Sci., Associate Professor of Foreign Languages Department 244, Molodogvardeiskaya str., Samara, 443100

References

  1. Величковский Б.М. Современная когнитивная психология. - М.: Изд-во МГУ, 1982. - 336 с.
  2. Ишмуратов А.Т., Омельянчик В.И. Контекст знания и пресуппозиция // Пути формирования нового знания в современной науке. - Киев: Biina школа, 1983. - 90 c.
  3. Ишмуратов А.Т. Логический анализ практических рассуждений. - Киев: Наукова думка, 1987. - 140 с.
  4. Подлесова О.А. (Кистанова О.А.) Концепты эмоциональных состояний в лингвокогнитивном и лингвокультурном аспектах (на материале английских имен эмоциональных состояний): Дис. … канд. филол. наук. - Самара, 2009. - 180 с.
  5. Даль В. Толковый словарь русского языка. Современное написание. - М.: АСТ: Астрель: Люкс, 2005. - 730(6) с.
  6. Савицкий В.М. Английская фразеология: проблемы моделирования. - Самара: Самарский университет, 1993. - 172 с.
  7. Conan Doyle A. The Hound of the Baskervilles // The Hound of the Baskervilles and The Valley of Fear. - London: Wordsworth classics, 1999. - 320 p.
  8. Лосев А.Ф. О типах грамматического предложения в связи с историей мышления // Лосев А.Ф. Знак. Символ. Миф. Труды по языкознанию. - М.: Изд-во МГУ, 1982. - C. 356.

Copyright (c) 2016 Kistanova O.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies